..КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ..

.....ИСТОРИЯ В ДАТАХ.....
.....Новости.....
"Актриса! И в войну я не изменила своей профессии"
"Актриса! И в войну я не изменила своей профессии"
"Начало войны обрушилось на меня, когда я уже была связана с профессиональным театром..."
"Потом грянула война..."
"Потом грянула война..."
" До войны театр был любим и взрослыми, и детьми. Самым популярным и любимым спектаклем был «Пионерская застава». Его сыграли 99 раз.
Потом грянула война...
Заканчивался юбилейный 10-й театральный сезон
Заканчивался юбилейный 10-й театральный сезон
В июне 1941 года заканчивался юбилейный десятый театральный сезон театра.
.....Мы в соцсетях.....

..........ФОТОАЛЬБОМ..........
......Наши партнеры......

   Teatri detyam.png      logotype.png  

Кутюрье.png   Культура малой Родины.png   

.....Новости региона.....

ИГРА СУДЬБЫ, СУДЬБА АКТРИСЫ

Ольга Исайкина - актриса характерного плана. Сама колоритная, яркая, играет так, что не заметить на сцене ее нельзя. Все образы, все роли - живые, трехмерные, и неважно, из какой эпохи персонаж: зритель всегда чувствует, как он дышит, как бьется его сердце.

 

  Весной этого гола Ольга Григорьевна была удостоена премии "Триумф", учрежденной губернатором Тульской области, за лучшую женскую роль второго плана. Ее ключница Матрена в спектакле "Дворянин из Дворянинова" покорила и критиков, и почтенную публику, а она в ТЮЗе куда привередливей, чем во "взрослых" театрах.
  И вот в театре празднуют юбилей Ольги Исайкиной. Итог? Полно - для такой актрисы сейчас самое время расцвета, когда пришло подлинное мастерство, понимание...
  - А ведь все получилось случайно: меня привели, даже затащили в театральную студию "Юность" знакомые ребята. До этого я увлекалась спортом, считалась перспективной - очень быстро бегала. Но вышла на сцену и - все, судьба. Конечно, вышло это неожиданно: со спортивной дорожки - и на сцену, но в жизни бывают разные случаи. Я родом из Свердловска, жила на Уралмаше - это огромный район в городе, наверное, по площади больше половины Тулы. Родители работали на заводе, на каждый Новый год приносили мне билеты на представления: это было мое первое знакомство с театральной студией, самодеятельные актеры всегда показывали интересные спектакли. Ну а когда сама вышла на сцену, уже ни о чем больше думать не могла, только о карьере актрисы.
  - Родители не протестовали?
  - Нет, проявили понимание, особенно отец. У него был бас необыкновенный, папа поступал в консерваторию, но по некоторым причинам учиться не смог. И потому он радовался, что я буду на сцене. Да я просто не могла театром не плениться: у нас была замечательный педагог в студии, Галина Алексеевна Бакатина, удивительно одаренный человек, бывшая актриса. И столько ребят трудной судьбы изменялось под ее влиянием, так она умела находить ко всем подход.
  Раньше в каждый свой приезд в родной город я обязательно приходила к Галине Алексеевне, но теперь ее уже нет, встречаюсь с друзьями, с которыми когда-то вместе делали на сцене первые шаги. Удивительно, но никто из ребят, кто привел меня в ту студию, не стал актером. Кто закончил филфак, кто пошел в журналистику, только я поступила в Свердловское театральное училище, теперь уж оно переименовано в институт. После его окончания мне светило остаться в родном городе, в ТЮЗе. Но я тогда заявила: "ТЮЗ?! Никогда!" И уехала по распределению в Казахстан, в Русский театр в Джамбуле.
  - Вы единственная из своего выпуска получили туда направление?
  - Нет, направили несколько человек, потому и не так страшно было. Я ведь была девочкой домашней, и этот отъезд, разлука с родителями!.. Как я тосковала! Но меня почему-то все в труппе опекали, даже подкармливали, старались ограждать от разных негативных, скажем так, сторон актерской жизни.
  А вообще нас там прекрасно приняли, отношение было самое доброжелательное. И жили актеры разных национальностей в одном общежитии, и на спектакли приходили и русские, и казахи, и никто не озадачивался национальными проблемами.
  И на сцене в театре у меня что-то получалось: первая роль Машки в спектакле "Валентин и Валентина" вышла удачной, ее заметили, даже тетеньки, что стояли в раздевалке, только Машей меня и звали. Были еще удачи, была перспектива перейти в Алма-Атинский драматический, но я уехала. Тоска не отпускала. По России. По родине. Вскоре все, кто из нашего выпуска приехал в Джамбул, покинули Казахстан. А мы с подружкой отправились в Москву.
  - На "ярмарку невест"?
  - На ярмарку актеров - на биржу. Как туда добирались - разговор отдельный. Билетов купить не могли, ехали "зайцами", договорились с проводником. Как контролеры шли, прятались, куда только можно, даже за печку, потом вылезали грязные все. В общем, доехали. А когда пришли на биржу, со мной случилось происшествие, ну прямо мистика: поднимаюсь по лестнице, смотрю - значок какой-то валяется. Подняла: красный, как сердечко, на нем самовар нарисован и надпись: "Тула". Я его положила в карман, пошла узнавать о вакансиях и подошла - к Тульскому театру, там мне и предложили поехать в ТЮЗ работать: от судьбы не уйдешь. Подумать только: это было больше двадцати лет назад...
  - В нашем городе прижились сразу?
  - Поначалу мне Тула показалась неуютной, особенно когда увидела здание театра. Когда вышла из трамвая, я решила, что ТЮЗ находится в здании ДК ТОЗ, пошла туда, а когда разобралась - такое разочарование. Но все на свете имеет оборотную сторону, жизнь нам обязательно что-то чем-то компенсирует: я попала в замечательный коллектив. Здесь такая атмосфера доброты, взаимной любви, поддержки, помощи, и она сохраняется годами, переходит из поколения в поколение.
  - Знаю, это чувствует даже сторонний человек, приходя в ваш театр.
  - Вот наша гримерка - тесная, небольшая, но здесь мы делим с девочками, с Ларисой Киряковой, Валей Богачевой, Леной Трубицыной, Валей Силко, все радости и невзгоды, мы и коллеги, и подруги. И с режиссерами у меня складывались хорошие отношения, и были интересные роли. В юности любой студент театрального мечтает сыграть Шекспира, и я, естественно, не исключение. Повезло - сыграла. Но странно себя ощущаешь, когда сначала играешь Джульетту, а спустя годы - ее кормилицу, сначала Золушку, потом - мачеху.
  - Долог путь от Золушки до мачехи... Но кормилица хороша: такая земная, понятная.
  - Много было ролей, но почему-то именно тот спектакль "Ромео и Джульетта", поставленный еще Рафаилом Павловичем Рахлиным, мне до сих пор видится в особом свете. Когда он заканчивался, мы с подружкой шли домой пешком, все еще пребывая в том мире: свет, чистота, и ты паришь в них. И ведь не случайно тот значок, подобранный в Москве, напомнил мне сердечко: однажды после спектакля к нам подошли два парня, познакомились, и вскоре я вышла замуж.
  - За тульского Ромео?
  - Но что самое-то удивительное: отец моего мужа по национальности казах. Представляете? Уехать из Казахстана за тысячи километров, чтобы в Туле встретить любимого человека, у которого казахские корни.
  - От судьбы не уйдешь? А ваши дети как относятся к театру?
  - Их моя профессия не привлекла: дочь учится в ТГУ, сын - школьник, но я не замечаю, чтобы его интересовал театр. Иногда, когда роль готовлю, скажет: "Давай реплики побросаю!" Но к моей работе они относятся спокойно, и роли на них, как на первых зрителях, я не проверяю.
  - Роли у вас интересные: чего стоит жена капитана из "Острова сокровищ" - хулиганка!
  - А что ей оставалось? Нарядилась привидением и пугала всех охотников за кладом - продолжала дело мужа. Но как мне нравилась Свинья-копилка в "Стойком оловянном солдатике"! Этот спектакль был необыкновенно лиричным, его любили и актеры, и зрители. Лариса Козлова аккомпанировала нам "вживую", и в печальном финале у нее были слезы на глазах, а это же передается всем.
  Или я играла Мотьку в "Белеет парус одинокий": роль эпизодическая, но я ее так любила! Наверное, такое бывает, если полностью уходишь в роль, вживаешься в "шкуру" персонажа.
  - Великая Джулия Ламберт у Сомерсета Моэма говорила: "Люди - наш исходный материал..." Вы наделяете своих героинь очень точными характерами. Откуда они берутся: из себя? Или что-то подсматриваете в жизни?
  - Я даже не могу проанализировать... Что-то ищешь в душе, и это нелегко, и не всегда получается. Наверное, где-то откладываются и впечатления от встреч с людьми, а потом все пропускаешь через себя, хотя это, наверное, не в полной мере отражает процесс перевоплощения. Но если это нечто не происходит и что-то не складывается, то и зрители сразу почувствуют - зал бывает "холодный". Да и сама потом, после спектакля, ходишь, переживаешь.
  - Ваши зрители меняются с годами?
  - Нет, дети всегда дети, но надо уметь их слышать. Ведь нас трое: я, сцена и зритель. И если мы с ним друг друга чувствуем, получается контакт - как вспышка. И тогда начинается творчество, и неважно, главная у тебя роль или эпизод в массовке.

Марина Панфилова, фото Геннадия Полякова (Тульские известия 16/11/2000)

 


 

 

 

 


Рейтинг: 0 Голосов: 0 717 просмотров
Оцените статью: 0Нравится0Не нравится

Возврат к списку


Тульский Театр Юного Зрителя, 2011
Тула, ул. Коминтерна, д.2
Тел: (84872)56-97-66
Яндекс.Метрика
Перепечатка любого материала запрещена.
без указания ссылки на сайт.
Права авторов защищены,
копирование преследуется законом.
^ Наверх