..КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ..

.....ИСТОРИЯ В ДАТАХ.....
.....Новости.....
"Актриса! И в войну я не изменила своей профессии"
"Актриса! И в войну я не изменила своей профессии"
"Начало войны обрушилось на меня, когда я уже была связана с профессиональным театром..."
"Потом грянула война..."
"Потом грянула война..."
" До войны театр был любим и взрослыми, и детьми. Самым популярным и любимым спектаклем был «Пионерская застава». Его сыграли 99 раз.
Потом грянула война...
Заканчивался юбилейный 10-й театральный сезон
Заканчивался юбилейный 10-й театральный сезон
В июне 1941 года заканчивался юбилейный десятый театральный сезон театра.
.....Мы в соцсетях.....

..........ФОТОАЛЬБОМ..........
......Наши партнеры......

   Teatri detyam.png      logotype.png  

Кутюрье.png   Культура малой Родины.png   

.....Новости региона.....

НЕ РОДИСЬ ПРАВДИВЫМ, А РОДИСЬ СЧАСТЛИВЫМ

Сначала о том, чего нет в этом театре. В нем нет громоздких декораций и затверженных годами приемов исполнения, маститых премьеров и очень «кассовых» спектаклей, спокойной уверенности и дотошного житейского правдоподобия.

 

  Не хочу ставить под сомнение полезность всех этих качеств: в определенных условиях едва ли не каждое из них может сослужить добрую службу. Но если уж их нет, то придумывать тут, разумеется не стоит. Тем более, что ТЮЗ неплохо обходится тем, что у него есть. А есть немало, и самое главное — художнический поиск и хорошее чувство времени.
  Этот сезон театр открыл спектаклем по пьесе А. Островского «Правда хорошо, а счастье лучше». Загадки то и дело возникают перед вами, едва вы займете место в зрительном зале. Не надо дожидаться третьего звонка, чтобы ощутить атмосферу спектакля. Декорация выстроена на сцене и вся открыта взору. Вы смотрите, думаете, пытаетесь разобраться. И не сразу это удается, работа главного художника Татьяны Матус, как всегда, интересна и заставляет не просто созерцать, но размышлять. В самом деле, зачем на сцене качели и эти неправдоподобные яблоки, свисающие повсюду? Разве это пьеса из купеческого быта? Режиссер-постановщик Виктор Шубников так объясняет: «Выстраивая декорации, мы шли от воспоминаний детства: помните яблоневые сады нашего детства? Там росли просто очень большие, красные яблоки, таких сейчас — нет, но не потому, что они выродились. И качели, на которых так хорошо было взлетать... И мы воссоздали некий мир московской усадьбы. И в костюмах мы тоже не стали вдаваться в музейную точность или псевдосовременность. Наш спектакль — воспоминание об Островском, о нашей жизни, о чем-то трогательно-ностальгическом...»
  На сцене не дом, а сад Барабошевых. Звучит гитара, выходит Поликсена (М. Федорова) в малиновом платье с разрезом «выше некуда». И это в середине прошлого века в доме купца, в старозаветной Москве, живущей по обычаям давних времен?! Там, где бабушка Мавра Тарасовна (В. Богачева) кичится своей приверженностью старине и ненавидит современное «вольнодумство» и «цветные штаны»?! Ох, уж это чувство эпохи!.. Самовар, юбки абажуром словно сошли с картины «Чаепитие в Мытищах», но эта гитара в руках Мухоярова (Р. Кондаев), качели — прямо горьковские «Дачники». Все смешалось! Вы оказываетесь удивленным свидетелем событий невероятных, которые могли бы произойти и сегодня.
  Среди действующих лиц нет ни одного купца, фигуры столь характерной для творчества Островского. Амос Панфилович Барабошев (И.Берзон) — не в счет, это скорее кутила, чем купец. Значит, идет торговля чувствами, купля-продажа человеческих душ. Все образы комедии чрезвычайно типизированы, с некоторыми элементами шаржа и гротеска.
  Привлекательность спектакля в том, что режиссура как бы предложила здесь артистам лишь общий рисунок каждого образа, предоставив им возможность, не надевая одежд из прошлого, почувствовать стилевое направление. Каждому позволено исходить из своего творческого «я». Актеры действуют с большой внутренней свободой, они не столь решительно «вписаны» в каркас до деталей продуманной концепции спектакля. Досказать с излишним тщанием сложившуюся на сцене ситуацию иной раз означает загубить ее. Намек, деталь часто красноречивее унылого многословия. И еще здесь характерна для всех персонажей нарочитая игра, когда все чересчур — и смех, и слезы.
Уморительно играет свою Поликсену Марина Федорова, периодически страстно бросающая бабушке: «Я замуж пойду за того, кого люблу-у-у!» Это не трогательно-влюбленная, поэтическая девушка прошлых времен, но маленькая хищница. Даже в любви-то своему «предмету» она объясняется весьма своеобразно: «Миленькай вы мой, хорошенькай! Так бы и съела вас!» И в это верится сразу: такая — съест! И нет сомнения, что, выйдя замуж за мягкотелого — хоть и правдивого Платона (Г. Бажанов), она будет вертеть им, а в будущем — и всем домом, приберет к рукам и бабушку, и папашу. Дайте время...
  Впрочем, на папеньку и времени много тратить не придется, на этого балабона ногой как следует топнуть, он и послушается. Делать ничего не умеет, по маменькину распоряжению торгует: хоть в убыток, да лишь бы при деле был. Вот только болтать силен: «Обыкновенный разговор, окромя сурьезного, у меня все равно что бисер сыплется».
  Очень интересен садовник Глеб Меркулович. Проходной персонаж в исполнении народного артиста России И. Тюрина стал одним из главных действующих лиц. И он никогда не появляется на сцене налегке: обязательно с мешком яблок. Это тип «несуна», но из прошлого.
  Мавра Тарасовна у Валентины Богачевой — олицетворение «темного царства». Властная до деспотизма, крутая нравом. Но «и на старуху бывает проруха», появился откуда ни возьмись бывший любовник, грех молодости, которому поклялась когда-то «страшной клятвой» выполнять все его требования, — вот и приходится выполнять. Экая грозная сила скрутила старушку: Сила Ерофеич Грознов (его играет Сергей Афоничев). Его героя однозначно охарактеризовать невозможно: то он грозный, то неприкаянный и жалкий, то ковыляет еле-еле, то молодецки вскакивает как ни в чем ни бывало, то чуть ли не на ладан дышит, то готов с дамами заигрывать. Но все — смешно, и все — кстати.
  Колоритен Никандра Мухояров — верный пес Барабошева. Когда хозяин вручает, ему вексель Платона, а руки у Никандры оказываются занятыми, он не задумываясь хватает бумажку в зубы, и эта аналогия становится еще очевиднее: ни дать ни взять — дрессированный кобелек, да еще с бантом-галстуком.
  И хороша нянька Филицата (Ольга Исайкина) — типичная нянька всех времен, веселая, румяная, довольная жизнью и собой. О таких говорят: живет с удовольствием. Она словно соединяет все персонажи, завязывает все интриги играючи и при этом тоже как бы поглядывая на свои проделки со стороны и лукаво усмехаясь: «В доме-то я — умней всех!»
  Главный герой Платон, кажется, единственный, кто не хочет скрыться под маской узаконенной благопристойности. Он бушует, негодует, режет правду-матку всем в глаза. Но он слаб и бессилен, этот «правдолюб», душевной энергии его хватает лишь на ничего не достигающий протест. И все это делается опять-таки в духе спектакля: поднявшись над персонажем и смеясь над ним же.
  В спектакле есть интересные режиссерские находки в построении сцен. Так, при чтении любовного письма все сценическое пространство как бы разбито на три части: в центре глумятся Никандра и Барабошев, слева — ломает руки и «выдает» все что про них думает Платон, а справа — прислушивается, пытаясь принять романтический вид, Поликсена, которой это пылкое послание адресовано. И мы видим смысл сцены в трех ракурсах, глазами трех разных людей. Но все с сознательным «недожиманием» или «пережиманием». Тут если громкий разговор, то крик, отчаяние — до предела. Даже любовное свидание обставлено в стиле общего гротеска: пытаясь усесться рядом с возлюбленным, Поликсена преувеличенно высоко поднимает юбочку, показывая беленькие панталоны. Платон при этом не просто застенчив — он напуган.
  Кстати, любовное свидание прошлого века с интересом воспринимают сегодняшние старшеклассники. Они оживляются, наблюдая влюбленную парочку на расстоянии десяти шагов: это вам не двухмерный фильм.
  Спектакль вообще хорошо воспринимается, он действительно сегодняшний. Как сказал после премьеры Виктор Юрьевич Шубников: «Такие, казалось бы, далекие темы: купцы, деньги, выгодное замужество, а вчитаешься, вдумаешься — ведь это сегодняшни день. С эпохой гласности и свободы зазвучало: дайте нам правду! Ну и к чему она свелась? К грязному белью, самобичеванию, а действительно правду никто нам так и не сказал.
  Как сегодня можно бы было осовременить Островского? Сместить акценты на происходящее в России сегодня? Зачем? Театр не призван решать вопросы, театр призван их ставить. И мы хотели не посмеяться саркастически над собой, над прошлым и настоящим, но улыбнуться. И подумать: а нужна ли правда — вся, как она есть? Может, лучше — счастье?».

Марина Панфилова (Тульские известия 23/09/1994)

 


 

 

 

 


Рейтинг: 0 Голосов: 0 694 просмотров
Оцените статью: 0Нравится0Не нравится

Возврат к списку


Тульский Театр Юного Зрителя, 2011
Тула, ул. Коминтерна, д.2
Тел: (84872)56-97-66
Яндекс.Метрика
Перепечатка любого материала запрещена.
без указания ссылки на сайт.
Права авторов защищены,
копирование преследуется законом.
^ Наверх