..КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ..

.....ИСТОРИЯ В ДАТАХ.....
.....Новости.....
"Актриса! И в войну я не изменила своей профессии"
"Актриса! И в войну я не изменила своей профессии"
"Начало войны обрушилось на меня, когда я уже была связана с профессиональным театром..."
"Потом грянула война..."
"Потом грянула война..."
" До войны театр был любим и взрослыми, и детьми. Самым популярным и любимым спектаклем был «Пионерская застава». Его сыграли 99 раз.
Потом грянула война...
Заканчивался юбилейный 10-й театральный сезон
Заканчивался юбилейный 10-й театральный сезон
В июне 1941 года заканчивался юбилейный десятый театральный сезон театра.
.....Мы в соцсетях.....

..........ФОТОАЛЬБОМ..........
......Наши партнеры......

   Teatri detyam.png      logotype.png  

Кутюрье.png   Культура малой Родины.png   

.....Новости региона.....

РУМЯНЫЙ КРИТИК МОЙ, СЕРЬЕЗНЫЙ ЛИЦЕИСТ...

ДЛЯ СПРАВКИ. Лицеисты из лицея № 1 Тулы имеют возможность посмотреть минимально три спектакля за год — в ТЮЗе и ТДТ. Активно привлекаются к написанию театральных рецензий лицеисты с 5-го по 11-й классы. И как пишут! С нетерпением ждут очередного выпуска лицейской стенной газеты, очень переживают, если не увидят там своих рецензий... В среднем каждый лицеист бывает в театре дважды в году; местные театры идут навстречу этому и даже снижают цены билетов вдвое — таким образом дети получают возможность приходить на спектакли вместе с родителями.

 

  А нынче мы начинаем знакомить наших читателей с рецензиями лицеистов на спектакли местных театров. Для начала — пьеса А. Н. Островского «Правда хорошо, а счастье лучше». Мы посвящаем эти материалы Международному дню театра, который, как вы знаете, 27 марта.
  Конечно, рецензии лицеистов мы даем в сокращении, хотя многие из них заслуживают полной публикации. Читатъ было захватывающе интересно! Нет, не иссякла Россия талантами... Спасибо вам, ребята. Так держать!
  Любите ли вы театр? Если задать этот вопрос пятикласснику, он ответит утвердительно, а десятиклассник инженерных классов нашего лицея № 1 пожмет плечами. Откуда такое безразличие? Ответов очень много. Школьная программа по литературе предусматривает изучение драматических произведений Фонвизина, Пушкина, Гоголя, Островского, Чехова и др. Однако увидеть их пьесы на сцене для учащихся редкость. Телевидение не часто балует (даже образовательные программы); поездки в Москву, в столичные театры, стали весьма дороги для большинства ребят.
  Что же делать? Как приобщить учащихся к нашей великой российской драматургии? Как сделать, чтобы ребята были не только зрителями, но и участниками спектакля? В лицее № 1 как-то сам по себе возник театр «Лицей на Пушкинской», и от него потянулись нити к настоящему театру. Возникла и другая проблема: как смотреть спектакль...  Отдых ли это или работа для ума и сердца?
  Так, например, изучая творчество А.Н. Островского, постигая законы театрального жанра и решились с учащимися 10—11 классов написать рецензии на спектакль «Правда хорошо, а счастье лучше». Предварительно лицеисты прочитали пьесу, познакомились с отзывами русской критики о ней, а потом стали готовиться к написанию рецензий.
  И в ТЮЗ мы пришли, честно говоря, не как зрители, а творчески работать: с ручками, тетрадками, пересматривая по ходу пьесы свои заметки. Встреча же с режиссером В. Шубниковым помогла разрешить многие проблемы. Работа режиссера, художника, актеров получила неоднозначную и своеобразную оценку.
  К сожалению, мы были одиноки, так как находились в зале среди разновозрастной и неподготовленной публики, которую неизвестно по каким причинам «привели» в театр. Она, публика, громко разговаривала, передвигаясь во время спектакля по залу, жевала бутерброды, звонко роняла гардеробные номерки, совершенно не реагируя на замечания школьных педагогов и работников театра.
  И, естественно, воспринимать спектакль в таких условиях нашим лицеистам было тяжеловато, да и актеры хорошо чувствовали реакцию публики. Хотелось бы спросить моих коллег, учителей словесности из школ города: как же готовите вы своих учеников к посещению такого храма искусств, как театр, как могут ваши ученики ходить по нему в «галошах», зачем вы вообще приходите в театр, если там для ваших учеников нет никакой работы ни для ума, ни для сердца? Не лукавьте: ведь для галочки и сами пришли, и своих ребят привели...
 

  Павел СИМИНОВСКИЙ, Ольга НОРКИНА:
  Гаснет свет в зрительном зале. Раздвинулись ветки декоративных яблонь, усыпанные наливными яблоками, и на сцене — герои пьесы, Филицата и Платон. Зритель, пришедший на спектакль местного ТЮЗа с целью просто развлечь себя, посмеяться над комедийными героями Островского, конечно, получит огромное удовлетворение и наслаждение.
  Когда зритель смеется над героями пьесы, над их «загадочными» характерами, это называется комедией, когда же зритель смеется над актерами — это уже фарс. И фарс наблюдается во всем, он присутствует во всех образах героев пьесы. Надо сказать, что актеры ТЮЗа явно переиграли.
  Например, Поликсена. Несоответствие во многом: в костюме, в манере общения, голосе и интонациях. Откуда ей, сидящей взаперти день и ночь, знать о последних «криках» моды? Она никогда бы не надела платья с огромными разрезами на груди. Девушка, воспитанная в условиях строгого порядка, созданного ее бабушкой, Маврой Тарасовной, не могла вырасти в такую вульгарную девицу, которая предстала перед нами на сцене!
  Несоответствие наблюдается также в образе Филицаты. Героиня Островского, 60-летняя старушка, на сцене молодит лет эдак на двадцать, превращаясь в шуструю бабенку, которая и минуты не посидит на месте. А вот актриса В. Богачева, игравшая Мавру Тарасовну, передала характер и нрав своей героини наиболее точно.
 

  Георгий БИРЮКОВ:
  Мне постановка в ТЮЗе не понравилась. И актеры были не на высоте, и отдельные «находки» режиссера меня обескуражили. К примеру, главный герой — Платон. Все время бегает по сцене, как заводной, размахивает руками, хватается за голову. К тому же не говорит, а выкрикивает свои речи. Это, видимо, должно выражать сильные душевные порывы. А у меня такое впечатление, что он не в своем уме...
  Актер, играющий Грознова, тоже перестарался. Особенно это заметно в сцене, когда его никак два человека со стула поднять не могли. Но больше всего меня озадачила сцена свидания Платона с Поликсеной. Все это выглядит как-то пошло и ненатурально. Короче говоря, за всей этой суетой на сцене теряется смысл комедии. И, может быть, поэтому вся ее постановка напомнила мне всем известные «шедевры» мексиканского кинематографа.
 

  Александр ПАРФЕНОВ:
  После спектакля я встретился с режиссером постановки и имел с ним довольно долгую беседу, вследствие чего решился на некоторые выводы.
  Основная вина режиссеров — переделка произведений как классиков, так и современных драматургов. Так, например, В. Шубников неправильно истолковал жанр пьесы, он воспринял ее как шутку. Потом, мне кажется, режиссер проявил инициативу по отношению к игре актеров и направил ее в так называемую «детскую сторону», то есть рассчитывал на поддержку юных зрителей. Но на широкую публику эта постановка не произведет должного впечатления.
 

  Дмитрий КРАСНОВ:
  Лично я увидел на сцене стандартный водевиль, в котором все заканчивается счастливой свадьбой, порок наказан, добродетель торжествует. Но ведь комедия Островского — глубоко философское произведение!
  Частичные успехи в самой постановке пьесы не сглаживают тягостного впечатления, в ней совершенно не затрагиваются те глубинные вопросы, которые всегда ставит Островский перед читателями и зрителями. Ошибка режиссера в том, что он, очевидно, не задумался над вопросом, почему пьесы драматурга пользуются и в наше время огромным успехом, а книги издаются большими тиражами.
 

  Максим БАБАНОВ:
  ...Зритель, сам того не замечая, начинает переживать за героев комедии, иногда даже забывает, где находится. В том, что «Правда хорошо, а счастье лучше», воспринимается моим поколением легко и непринужденно, бесспорно, немалая заслуга режиссера В. Шубникова.
  Подбор актеров очень даже неплохой, только вот меня удивил один момент: Островский, когда перечислял действующих лиц комедии, написал, что Филицата — старая нянька Поликсены. Однако актрису, исполняющую эту роль, старой совсем не назовешь...
 

   Анатолий СТРУКОВ:
  Не имея театрального образования и вообще не будучи заядлым театрофилом, трудно судить о плюсах и минусах в постановке той или иной пьесы. Но поскольку мы шли «на задание», то есть написать рецензию, то выскажу свое непрофессиональное мнение.
  Если говорить откровенно, то я вижу в тюзовском спектакле некую вариацию «женитьбы» из романа Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Есть даже что-то вроде «Хочу Бальзаминова!»
  Режиссер в беседе с нами сказал, что путем введения в спектакль элементов фарса он пытался «опуститься до уровня зрителя». Прилично ли оправдывать собственную неудачу низким уровнем зрителя?
 

  Алексей ОРЛОВ:

   Актеры нашего ТЮЗа, конечно, не актеры столичных театров, «нашумевших» постановками пьес Островского, но все-таки можно было повыразительней сыграть свои роли и, может быть, даже спорить с режиссером по поводу той или иной мизансцены, придя к общему знаменателю. И не надо делать скидку на возраст зрителя — настоящее искусство доступно всем.
 

  Юрий ВЛАДИМИРОВ:

  Прочитав пьесу Островского и сравнив ее с постановкой местного ТЮЗа, я заметил следующее: все, что хотел показать драматург в своей пьесе, он показал, а вот что хотел режиссер В. Шубников, я не понял.
  Я ушел из театра, вдоволь посмеявшись и получив заряд хорошего настроения. Режиссеру мне хочется посоветовать в следующий раз не только смешить публику, но и учить ее думать, вести за собой, быть педагогом.
 

  Илья ЩУКИН:

  Яблоки, яблоки... А ведь первоначально пьеса и была названа «Наливные яблоки» но уже в черновой рукописи это название было перечеркнуто рукой драматурга. Он писал своему знакомому, «Название пьесы я тебе сообщу из Москвы, скажу только, что - это не комедия, а сцены из московской жизни».
  Проблема пьесы заключается в ее названии — «Правда хорошо, а счастье лучше». Островский называет так пьесу умышленно, с горькой иронией. Во все времена счастье лучше горькой правды. Вот и в наше время люди рвутся за счастьем, а не за правдой.
  Насчет декораций в ТЮЗе: разве яблоки могут быть размером с мяч и висеть на сетке, а не на ветках? Рядом со старинным комодом виднеется колонка музыкального центра. Единственно, что хорошо, так это костюмы актеров, да и то порой есть перехлест в эпохах. Постановка в ТЮЗе соответствует уровню провинциального театра, хотя не хочется себя же и обижать...
 

  Юлия КУПРИНА:
  Большая часть публики состояла из школьников 13 лет и моложе, а они реагировали лишь на определенные сцены — поцелуи или прикладывание к рюмочке, задирание юбки... Основной смысл, как это ни прискорбно, прошел мимо юного зрителя.
  Можно отметить игру актеров Ольги Чотпаевой, Игоря Берзона, Геннадия Бажанова, и думаю, что пьеса с большим интересом смотрелась бы взрослой публикой, нежели неподготовленными подростками и детьми.
 

  Вадим КОНДРАТОВ:
  К сожалению, я не увидел какой-либо осмысленной трактовки пьесы Островского на сцене ТЮЗа. Действия, происходящие там, были больше похожи на пародию, нежели на саму пьесу. Настолько хаотично и фиглярно выглядела игра актеров, настолько не открыта осталась основная идея пьесы, что невольно создавалось впечатление: целью спектакля была не работа для думающего зрителя, а увеселение детей.
  Дело, видимо, в том, что актеры (и ведь талантливые!) выполняли лишь указания режиссера и не вдумывались в смысл того, что они делают, отсюда и неубедительность сценических перевоплощений.
 

  Олег КУЗНЕЦОВ:
  Некоторые актеры сильно переигрывают своих персонажей. К их числу можно отнести И. Берзона, играющего Амоса Панфиловича, С. Афоничева в роли Силы Ерофеевича Грознова. Больше всего в Амосе Барабошеве раздражает то, что он почти всегда пьян (конечно, в пьесе это и так, но стоит ли в постановке для детей акцентировать это?). В Силе Ерофеевиче уж очень наигранны его слабость и дряхлость. Актриса М. Федорова, играющая Поликсену, тоже не соответствует замыслу драматурга — в ТЮЗе это самолюбивая и невоспитанная вертихвостка.
  Однако, несмотря на видимые недостатки, ощущается значительная творческая работа режиссера Виктора Шубникова. Этот спектакль намного отличается от его предыдущих постановок.
 

  Михаил КРЫЛОВ:
  Произведения Островского популярны и в наши дни, что доказала и постановка пьесы «Правда хорошо, а счастье лучше» на сцене местного ТЮЗа. «Зачем лгут, что Островский «устарел»,— писал в начале века А. Г. Кугель.— Для кого? Для огромного множества Островский еще вполне нов,— мало того, вполне современен, а для тех, кто изыскан, ищет все нового и усложненного, Островский прекрасен, как освежающий родник, из которого напьешься, из которого умоешься, у которого отдохнешь — и вновь пустишься в дорогу».
 

  Юлия БАРЧЕНКОВА:
  Совсем не хочу обвинять режиссера или актеров в недостатке творческого опыта. Нет! Я далека от этой мысли, но все же хочется спросить тюзовцев: зачем столько пафоса, злой иронии и гротеска? Возможно, режиссер хотел приблизить «их» к «нам»?
 

  Сергей РЫЖОВ:
  В наше время эта пьеса выглядела бы суховато на сцене, если бы ее поставили в полном соответствии с оригиналом. Мало какой театр решится поставить именно «Правда хорошо, а счастье лучше». И вот наш ТЮЗ рискнул...
  Учитывая то, что наша юная публика любит видовое, зрелищное искусство, режиссер В. Шубников сделал из этой серьезной комедии легкую смешную сказку с глубоким смыслом и счастливым концом. В целом спектакль получился, хотя и не без ярко бросающихся в глаза недочетов. Но их можно исправить.
 

  Татьяна ЗИЛОТОВА:
  В наши дни эта пьеса часто звучит по радио, показывается по телевидению. И вот она в местном ТЮЗе. Это весьма интересная постановка. Режиссер В. Шубников пытался воплотить замысел драматурга, правда, не очень это удалось.
  Стоит сказать об игре актеров. Мне понравилась игра В. Богачевой, выступившей в роли Мавры Тарасовны, Ольги Чотпаевой в роли Филицаты, Игоря Берзона в роли Барабышева. Неплохо сыграли Ринад Кондаев (Мухояров), Иван Тюрин (Глеб Меркулович).
  Не устраивают меня декорации. Они почти полностью не соответствуют их описанию драматургом. Сцена одновременно и дом Барабышевых, и их сад, тут же и комната Платона (в правом углу). И на протяжении всей пьесы почти не происходит смены декораций. Небрежно подошел художник к оформлению костюмов. Видимо, у театра сложности в финансовом обеспечении?
 

  Елена БУЛЫНКО:
  Режиссер В. Шубников разворачивает смысл пьесы на нашу современность. Но то, над чем смеялись более ста лет назад, не всегда смешно сегодня. Поэтому постановщик изо всех сил старается выжать из постановки комедию с помощью фарсовых жестов и движений. А зритель смеется на спектакле, но смеется не над персонажами пьесы, а над актерами — и это уже трагично.
Слишком уж мельтешат все. Начиная с первого явления. Островский говорит, что все мы люди смертные и что каждому из нас необходима хоть крупица счастья. Он превращает пьесу в комедию, в сказку, награждая правду добром и счастьем. Почему в сказку? Да потому, что это редко бывает в жизни. А жаль... Вот этого-то и не поняли юные зрители в ТЮЗе.
 

  Дмитрий СМИРНОВ:
  После спектакля в ТЮЗе я ощущал внутри какой-то неприятный осадок, причем, сколько ни ходил я в театры, до этого раза со мной такого не случалось. И дело не в актерах и декорациях.
К сожалению, никто из актеров не помог своему наставнику реализовать замысел драматурга. А ведь, наверное, можно было бы поработать над постановкой сообща. Это как раз такой случай. Слишком уж велик Островский, чтобы режиссер В. Шубников трактовал его по-своему!
 

  Василий ПРОНИЧЕВ:
  Спектакль окончился, но в голове одна лишь мысль: «Для кого написана эта сказка?» Во всяком случае, не для тех, кто во время спектакля бегает по залу, шуршит «Сникерсами» и жует бутерброды. Не произошло главного — единства драматурга, режиссера, актера и зрителей. Как верно, что театр начинается с вешалки! Вот о чем прежде всего надо заботиться ТЮЗу.
 

  Павел СТЕЦКО:
  Игра актеров хорошо подчеркивает характер героев, их внутреннюю сущность. Режиссер недаром включает в постановку элементы, не присущие тому времени, как бы немного отдаляясь от Островского. Может, он хочет связать 80-е годы прошлого века с концом XX века, когда снова зарождается купечество, но больше похожее на фарс — в отличие от того, старого?
  Юные зрители пришли посмотреть комедию, и мало кого интересует ее тайный смысл. Может быть, они не готовы к осознанию глубинного замысла драматурга (а скорее всего, это так и есть)? Поэтому надо было сделать декорации, костюмы и все остальное, чего нет в пьесе, просто-напросто доходчивее.
 

  Елена ЕРЕМИНА:
  С начала спектакля уже по декорациям, костюмам и манерам игры актеров можно было заключить, что режиссер не ставит целью подлинное воспроизведение атмосферы и быта купеческого сословия того времени.
  Да и многие другие проблемы, затронутые драматургом, режиссер В. Шубников, видимо, счел ненатуральными, а значит, не интересными зрителю. Отсюда и стиль постановки. Тут надо поставить вопрос: а имеет ли право нынешний режиссер, в каком бы театре, столичном или провинциальном, он ни работал, на свою трактовку классики? Не есть ли это нарушение авторских прав?
  Нужен ли был этот спектакль? Можно соглашаться или не соглашаться с режиссером спектакля, но, несомненно, его точка зрения необычна и интересна. Вот только надо бы было в афише указать: «По мотивам пьесы Островского»...
 

  Ростислав ДЕВЯТАЕВ:
  На вопрос: «Что вам больше всего понравилось в спектакле?» один из зрителей ответил: «Яблоки»... Единственной актрисой, оставившей после себя хорошие воспоминания, была В. Богачева, игравшая Мавру Тарасовну. Неправильно было бы утверждать, что актеры плохо играли. Нет, но они переигрывали. Видимо, режиссер не смог соблюсти границы того времени, когда была написана пьеса, поэтому образы персонажей были не натуральными, а какими-то раешными, балаганными. В таком жанре Островский никогда не писал, как ни трактуй его современный режиссер.
 

  Татьяна КАРЕЛИНА:
  Что же касается игры актеров, то мне показалось, что им не хватило мастерства передать нам характеры персонажей. Как сказал режиссер постановки В. Шубников, «если зритель не дошел до нас, то мы дойдем до него»... Возможно, когда-нибудь это и произойдет, если ТЮЗ сначала научится работать с преподавателями литературы, которые не смогли помочь актерам войти в сценические образы,— в зале стоит шум и смех. Не такие уж дураки современные дети, чтобы не понять, что их привели в театр для галочки! Так что готовить надо сначала учителей, а потом обижаться, что никто ничего не понял.
  В театре юного зрителя надо учить думать, учить молодое поколение разбираться в драматургии, надо уметь разговаривать со зрителем. Этого не случилось, поэтому вместо традиционного благоговейного отношения к театру и царит равнодушие, которое сыграет плохую шутку с теми, кому жить в XXI веке.

Ирина Извольская (Тула вечерняя 24/03/1995)

 


 

 

 

 


Рейтинг: 0 Голосов: 0 787 просмотров
Оцените статью: 0Нравится0Не нравится

Возврат к списку


Тульский Театр Юного Зрителя, 2011
Тула, ул. Коминтерна, д.2
Тел: (84872)56-97-66
Яндекс.Метрика
Перепечатка любого материала запрещена.
без указания ссылки на сайт.
Права авторов защищены,
копирование преследуется законом.
^ Наверх