..КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ..

.....Новости.....
Лучше один раз увидеть...
Лучше один раз увидеть...
Вчера состоялся предпремьерный общественный показ спектакля "Аленький цветочек" и новогодней интермедии в рамках проекта "Детская классика".
"Я очень люблю жизнь"
"Я очень люблю жизнь"
 К 100-летию Зинаиды Васильевны Леонтьевой (1919), заслуженного работника культуры России (1982)
Открытие 89-го театрального сезона
Открытие 89-го театрального сезона
Дорогие друзья! Поздравляем с открытием 89-го театрального сезона!
.....Мы в соцсетях.....

..........ФОТОАЛЬБОМ..........
......Наши партнеры......

   Teatri detyam.png      logotype.png  

Кутюрье.png   Культура малой Родины.png   

.....Новости региона.....

ТЕАТР КАРАБАСА БАРАБАСА, ИЛИ НЕ СТРЕЛЯЙТЕ В "ДИКИХ ЛЕБЕДЕЙ"!

Административная драма в боевых действиях.

 

Две классические сказки сошлись в нашей истории. Одна из них принадлежит перу Г.Х. Андерсена, другая А.Н. Толстого. Одна была сыграна на сцене, другая - за кулисами. Но и в той, и в другой главные роли принадлежали работникам Тульского областного театра юного зрителя, и не только им...

 

 Действие первое
 

  - Попробуй с ним заговорить между чиханьем. А. Толстой «Золотой ключик»
 

  ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО В МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РСФСР
 

  Копии: редакции газеты «Советская культура», редакции газеты «Молодой коммунар», партийной комиссии Советского РК КПСС г. Тулы, управлению культуры Тулоблисполкома.
   К вам обращаются работники Тульского областного ТЮЗа.
  Причиной нашего письма послужила крайне сложная ситуация в нашем театре. Речь идет о разногласиях между руководством театра - директором Карцевым Б.С. и главным режиссером Арзуньяном Л.Е. - с одной стороны, и художественным советом и подавляющим большинством коллектива театра - с другой. (Здесь имеется в виду не только труппа, но и техническая служба).
  Неблагополучная ситуация сложилась в театре давно, то есть с 1982 года. Ни один режиссер, работавший за этот период, не устраивал коллектив и труппу ни морально, ни творчески. С того времени театр потерял успех у зрителей, свое творческое лицо.
  В дальнейшем все это нашло свое отражение в статьях газет «Комсомольская правда», («Долгоиграющая сказка», 1985 г.) и «Советская культура» («Соло для директора», 1986 г. и «Тройка, семерка, ТЮЗ», 1987 г.).
  В этой ситуации директору было крайне важно найти поддержку в самом театре и создать для местного управления культуры иллюзию, благополучия, свалить все неудачи на якобы непрофессиональность труппы. Потому что спектакли год от года становились все хуже, их художественные достоинства были под большим сомнением и в городе, и в самом коллективе. Происходило это оттого, что труппу лихорадило.
  И поддержка директору пришла. Это был новый главный режиссер Арзуньян Леопольд Евгеньевич. Сегодня он работает в нашем театре уже третий год, за это время не было выпущено ни одного интересного спектакля, глубокого, воспитательного, такого, который смог бы по-настоящему взволновать наших зрителей и привлечь их в театр.
  Он не может повести за собой людей ни как художник, ни как человек, а значит, творческое лидерство остается за директором.
  На первое место в построении репертуара выходят слабые, некассовые пьесы. С неимоверными трудами, но план выполняется только за счет работы распространителей. Так что мы не можем не только воспитывать подростков, но как на аркане затягиваем их в зал. Низкий уровень спектаклей неоднократно отмечался не только в родном городе, но и в городах, где гастролировал театр.
  Все это сочетается в то же время с режиссерским деспотизмом, неуважением к актерам, высокомерным отношением к труппе. Дошло до того, что распределение ролей на новый спектакль, который готовит главный режиссер, воспринимается большим счастьем для актеров, которые оказываются не занятыми в нем.
  Творческая инициатива со стороны коллектива пресекается. Группа актеров подготовила самостоятельную работу - спектакль «Эвридика» по пьесе Ж.Ануя, режиссировал актер Шубников В. Ю, но руководством театра было предпринято все, чтобы зрители не увидели эту работу. И мотив, по нашему мнению, один - вдруг этот спектакль окажется лучше, чем спектакль главного режиссера?
Повод, по которому мы обращаемся к вам, заключается вот в чем.
  В январе 1989 года для постановки спектакля «Дикие лебеди» в театр был приглашен режиссер Бгашев Е. А. И вдруг происходит чудо. Актеры вспомнили о своей профессии, о нормальных человеческих и творческих отношениях, о том, что создание спектакля - творчество коллективное, а не покорное и бездумное исполнение вымученных фантазий.
  Одним словом, мы расправили крылья. Но не тут-то было. Оказалось, что хороший спектакль - а «Дикие лебеди» получили высокую оценку в коллективе и со стороны Тульского отделения СТД РСФСР, и общественности, приглашенной на просмотр спектакля, - руководству театра не нужен.
  4 мая в театре состоялось заседание художественного совета, где было высказано желание пригласить режиссера спектакля Бгашева Е. А. на постоянную работу в театр, тем более что место очередного режиссера пустует уже полгода. Но директор и главный режиссер игнорировали мнение художественного совета и коллектива театра. Мы возмущены этим поступком.
  Положение в театре очень непростое, и мы просим помощи и поддержки нашего стремления работать с режиссером, который нашел общий язык с коллективом, творческое взаимопонимание.
В ближайшее время нам предстоит переход на хозрасчет. В связи с этим коллектив театра получает возможность выбирать себе художественного руководителя. Сегодня кандидатур на этот пост только две - директор Карцев Б. С. и главный режиссер Арзуньян Л. Е. Назвать такие выборы, если они вообще последуют, демократичными нельзя. Среди претендентов на художественное руководство мы хотим видеть и режиссера Бгашева Е. А.. Пусть это будет для Тульского ТЮЗа первой ступенью для обновления своей работы, для проявления инициативы нашего коллектива.

  Работники Тульского ТЮЗа актеры: Зырянов, Титов, Симоненко, Кондаев, Небольсин, Силко, Небольсина, Слышкова, Федорова, Шубников, Шестерикова, Жукова, Кирьякова. Технические цеха: Теленкова, Дронова, Панферова, Багрова, Рытов, Портленков, Ерохин, Королева, Абсатурова, Корсакова, Федин, Журавлев.
 

Читать далее...

  Р. S. Редакции газеты «Молодой коммунар».
 Ваша газета неоднократно подвергала критике спектакли нашего театра. В основе мы с этой критикой согласны, но в том, что театр сегодня работает ниже своих возможностей, существуют объективные причины, разобраться в которых можно лишь в самом театре. Просим прислать корреспондента».
  О скандалах в нашем ТЮЗе - причем в совсем не свойственных высокому искусству формах, ходят легенды. Не только по Туле и близ лежащим окрестностям. По всем театральным дорогам страны. Из Керчи в Вологду и из Вологды в Керчь, как говаривали в старину господа актеры.
Страсти здесь кипят нешуточные. В 1985—87 годах в здешние конфликты пытались вмешаться столичные журналисты. Выводы, которые делались после знакомства с работой театра, однозначны: крайне неблагополучная ситуация, полное отсутствие творческой атмосферы, некомпетентность руководства в лице директора Б. Карцева, безнадежное невнимание к проблемам театра органов культуры города и области и, как следствие, низкий уровень самих спектаклей.
  В ближайшее время, судя по копиям письма, разосланным в разные инстанции, хлебнуть тульского театрального киселя из столицы приедет кто-нибудь еще. Сразу скажу - открытия Америки не состоится. Статьи, опубликованные несколько лет назад, актуальны и поныне.
Робкие сполохи минувших «гражданских войн» гасились руководством театра одним чихом. Как иначе можно объяснить, что редакциям центральных газет даже не было отвечено на критику. Заговорить же в промежутках между чиханьем коллективу театра не удавалось: еще из школьного курса истории мы знаем, что вслед за революционной ситуацией наступает пора глухой реакции.
 

  Действие второе
 

  - Так это ты помешал представлению моей прекрасной комедии?
А. Толстой «Золотой ключик».

 

  Итак, возьмем за объективную реальность то, что Тульский ТЮЗ испытывает и осознает свое неблагополучие уже семь лет. Попытки исправить положение предпринимались не раз. Но право коллектива самому определять свою судьбу оставалось за рамками этих попыток. И результаты были однообразны - увольнялся один главный режиссер, его место занимал другой. Последовательно это были В.Богатырев, А.Курьяков, Ю.Шилов. Режиссеры они очень разные. Однако результат общения с ТЮЗом один. Плачевный. В чем же здесь дело? На мой взгляд - в директоре. Он воспринял свой пост как право на безоговорочное лидерство и уступать его не намерен. Какой главный режиссер смирится с таким положением дел, когда творческое руководство отдано не художнику, а администратору? Директор вмешивается во все, начиная от репертуарной политики и кончая назначением актеров на роли. Директор же - председатель художественного совета. А как руководитель - держит театр в узде.
  Посягнувшие на лидерство бывшие главрежи закончили свою карьеру в Туле очень быстро. Иначе получилось с Л.Арзуньяном. Новый главреж оказался удобен директору. «Подпишется под любой директорской акцией» - так было сказано о нем в газете «Советская культура», и вполне заслуженно.
  Благодаря главрежу директор снова на коне: ему, так сказать, надоело идти на поводу у труппы, сжирающей режиссеров, он «наводит порядок».
Легко идти на поводу у труппы, когда этот повод у тебя в руках, не правда ли? Легко изображать из себя борца за справедливость, окруженного сонмом недоброжелателей, когда на самом деле никакой борьбы нет.
  Актер - профессия творческая, и для нее необходима свобода ощущать себя художником. И еще - заинтересованность в завтрашнем дне театра. А как могут быть заинтересованы актеры, если переход театра на хозрасчет пропагандируется директором в таких выражениях:
  - Перейдем на хозрасчет и решим - сколько нам нужно актеров в труппе. Всех остальных сократим.
Кто подпадет под ранг «ненужных»? И будет ли это решать коллектив? Или снова сработает аппаратная привычка воспринимать всех зависящих от директора людей некими условно-подчиненными тенями? Привычка, естественная для 1982 года, когда Б. Карцев начал командовать искусством в масштабах одного, отдельно взятого театра.
  Однако уже наступил год 1989, и комедия эта, как нам кажется, должна приближаться к развязке.
 

  Разговор в антракте
 Л.Д.Ковырзенкова, начальник управления культуры Тулоблисполкома. Одна из первых, кому я позвонила после получения письма актеров ТЮЗа.
  - Все, что я имею сказать по этому поводу, я лично выскажу коллективу театра при разборе этого конфликта. Но решение относительно режиссера Бгашева руководством было принято правильно. Мы с этим решением согласны.
 

  Действие третье
 

  Буратино сел на сломанный горшок, подпер щеку. Он был в переделках и похуже этой, но возмущала несправедливость.
А.Толстой «Золотой ключик».

 

  Сюжет, который привел к очередному взрыву в театре, банален. В театр пришел новый режиссер, сумел увлечь актеров работой над спектаклем и установить нормальные творческие взаимоотношения.
  Но в тот момент, когда актеры «расправили крылья», а спектакль стал набирать силу и приближаться к премьере, директор свои административные крылья уже опустил. Было у него к тому времени уже несколько стычек с режиссером-постанонщиком «Диких лебедей», из которых директор сделал для себя определенные выводы, а именно - максимализм и столичные демократические замашки Тульскому ТЮЗу не нужны.
  А кроме того, уж очень по-доброму отнеслись к приглашенному режиссеру в театре. И излишней какой-то популярностью стал он пользоваться у актеров и технических работников. В раздробленной на части тюзовской среде вдруг начали вызревать зачатки коллектива, лидерство в котором принадлежало человеку со стороны.
  Поместить у себя в театре такую мину замедленного действия было для директора невозможно. Тем более что свою точку зрения Е.Бгашев, как человек театральный,   отстаивал поступками.
  Сомнения, возникшие по поводу неудачного, на его взгляд, задника, написанного к спектаклю, разрешил быстро - переписал его сам в течение двух дней (по своей первой профессии Е.Бгашев - художник-постановщик). Затем возникла мысль, что и оформлению не хватает подиума от сцены в проход между рядами зрительного зала. Обратился к директору, тот отнесся к идее прохладно. Режиссер остался в театре на ночь, и сам сколотил необходимый ему станок. Директор запретил использование станка в спектакле.
  Вот из таких деталей  соткалась основа неприятия. Режиссер, попавший в Тульский ТЮЗ впервые, не принял распространяющейся на творчество административной власти, а директор, со своей стороны, осознал, что могущество его уплывает из рук.
  3 мая, вечером, в театре состоялась сдача спектакля и обсуждение его на расширенном заседании художественного совета. Заседание шло долго. Потому что все присутствовавшие отнеслись к спектаклю серьезно. Худсовет этот заметно отличало по своему уровню от обычных, говорилось о спектакле детально, а не в стиле «нравится  - не нравится). Люди размышляли над увиденным. Короче, спектакль приняли.
  А дальше произошло вот что. Актриса Л.Кирьякова обратилась к худсовету с просьбой рассмотреть ее творческую заявку на роль королевы Регильи в спектакле. (Объясню, что такое творческая заявка. Положим роли в новом спектакле распределены. Но актер, не попавший в число участников, но желающий играть, может подать заявку на интересующую его роль. Тогда после принятия спектакля худсовет назначает еще один спектакль, где будет играть этот, оставшийся за рамками, актер. А затем уже его утверждают - если утверждают - на роль в очередь с другими исполнителями)
Этого «лишнего» спектакля и просила для себя актриса Л.Кирьякова.
  Председатель худсовета он же директор, отказал. Мотивы: после премьеры, которая назначена на 14.00 4 мая театр начинает подготовку к гастролям и пропитку декораций. Времени на еще один спектакль нет. Если актрисе так дорога ее роль, пусть подождет до начала следующего сезона.
Крайне взволнованная актриса настаивала. Шум в зале, как пишется в ремарках, нарастал.
  Такой спектакль можно назначить только на завтрашнее утро, перед премьерой, - сказал директор.
  Был уже поздний вечер, завтра - трудный и полный переживаний день премьеры. Директор прекрасно понимал, что он предлагает.
  - Мы сыграем этот спектакль - сказали актеры.
  Ситуация, таким образом, складывалась экстраординарная. Коллектив спектакля «Дикие лебеди» доказывал, что он - коллектив, что он вправе решать судьбу своего товарища, может и должен это сделать. Было тут от всякого - и от доброго, и от лукавого, но такой резкий и открытый отпор директор получил впервые.
  Через час после окончания заседания режиссеру Е.Бгашеву было «по-западному» объявлено, что фирма в его услугах больше не нуждается.
  А еще через двенадцать часов, утром 4 мая актриса Л.Кирьякова вступила на сцену роли королевы Регильи.
 

  Действие четвертое
 

  Куклы кое-как закончили комедию, занавес закрылся, зрители разошлись.
А. Толстой «Золотой ключик».

 

  На худсовете 4 мая, состоявшемся буквально за час до премьеры, работа актрисы Л.Кирьяковой была полностью одобрена. И когда этот вопрос был снят с повестки, члены худсовета заговорили о том, что хотели бы поработать и впредь с режиссером Е.Бгашевым, а потому предлагают дать ему возможность поставить еще один спектакль, либо вообще пригласить на работу в театр.
  - Вопросы приема на работу буду решать лично - резко ответил Б. Карцев, потом помолчал и добавил: - с Леопольдом Евгеньевичем.
  Реплика с места:
  - Объяснения мы можем услышать?
  - Мы предполагаем сейчас пригласить еще одного, двух, трех режиссеров, чтобы было из  кого выбирать.
  - Но зачем, если уже есть человек, устраивающий худсовет и труппу?
  - Повторяю, этого не решает худсовет. Все. Худсовет закончен. Можете расходиться.
  Еще реплика:
  - Хорошо, мы теперь будем знать, при каком режиме мы живем.
 Худсовет разошелся, и режиссеру Е.Бгашеву, также сидевшему здесь, оставалось только поздравить актрису Л.Кирьякову с назначением на роль.
  На обоих заседаниях - и 13 и 4 мая - я присутствовала. Но когда обратилась с просьбой предоставить мне копии протоколов для публикации, получила отказ. В резкой форме. От председателя худсовета и директора Б.Карцева.
  Кстати, а что делал здесь главный режиссер, как реагировал? Никак. Выражал свое согласие молчанием. Потом была премьера. И огромная охапка цветов, подаренная детишками актерам, которые, в свою очередь, передали эти цветы своему опальному режиссеру. А меня, сидевшую в зале, никак не покидало ощущение двойственности происходящего. Сказка, праздник, красивые костюмы, музыка, счастливый финал - все это на сцене. Смурь, смятение, напряжение - за кулисами. Как выжить и работать, когда обстоятельства складываются столь сложно? Не раз, не два, уже много лет подряд?
  Как они сегодня, только что раздавленные, «поставленные на место», перевоплощаются, играют чистоту и любовь, красоту и счастье? Воистину восхитишься людьми, имя которым - Актеры, воистину покачаешь головой - ах, российское долготерпение. Как же при этом качестве нашего характера удается сберечь в себе художника, в какой панцирь надо прятать свою душу, чтобы не сгореть раньше времени от обид больших и малых? Ни разу не получив на свои больные вопросы иного ответа, чем плетка в семь хвостов.
 

  Разговор в антракте.
  А.С.Екадомов, ведущий инспектор Главного управления театров Министерства культуры РСФСР:
  - Я знаком с этим театром, выезжал в Тулу для разбора конфликта, когда была попытка использовать кампанию по переизбранию актеров на новый срок для того, чтобы убрать из театра неугодных директору и главному режиссеру людей. Знаете, они оба - и Карцев, и Арзуньян - не имеют права руководить творческим коллективом. Один несостоятелен как администратор, а другой - как режиссер. Спектакли, которые ставит Арзуньян, отличает невысокий уровень. На словах-то он может рассказать замысел, но спектакль как итог замысла не подтверждает. Это, в конце концов, убого и неприлично, что на расстоянии двухсот километров от Москвы у нас существует такой театр. Они не только неинтересны своей публике, но засоряют и калечат души молодых людей.
  Тогда, во время комиссии, я сказал им все это прямо в глаза. С тех пор стал злейшим врагом и «чинушей из министерства». Но, понимаете ли, мы со своей стороны тоже мало что можем здесь сделать. Ведь мы уже посылали в управление культуры Тульской области отчет с выводами нашей комиссии, где настоятельно требовали убрать Карцева с должности директора. То письмо так и осело в Туле. Никакого решения по нему принято не было. Хотя нарушения в кадровой политике и много еще разного рода нарушений мы обнаружили в театре предостаточно. Я не знаю, каковы у вашего управления мотивы, по которым театр просто отдан на растерзание этим двум людям. Не знаю...
  Думаю, что пора бы вмешаться в этот скандал Тульскому отделению Союза театральных деятелей РСФСР. Если мы чинуши, то уж они-то должны понимать тонкую душу художников, должны дать объективную оценку положению дел.
  Что же касается выборов художественного руководителя, то это внутреннее дело коллектива театра. Пусть коллектив проведет эти выборы. Министерство, как правило, поддерживает мнение коллектива. А тем более в наше время - кому как не коллективу решать свою судьбу?
 

  Действие пятое
 

  - Кто тебя, сироту, обидел? - отдуваясь, спросил начальник.
А. Толстой «Золотой ключик».

 

  Суть не в том, что сегодня под горячую руку директора подвернулся режиссер Е.Бгашев. Вчера тоже были такие подвернувшиеся. Будут они и завтра. В конце концов, после удачной премьеры в ТЮЗе режиссера пригласили на постановку в ТДТ им. Горького. В конце концов, у него есть в кармане режиссерский диплом, и он не останется без работы и видов на будущее. Столь обширное повествование не ведет к скромной цели восстановления режиссера в должности. Хотя эта цель не кажется мне мелкой. Но дело в большем.
  Случай этот не единичен. Люди могут написать письмо сродни сегодняшнему и медленно, но верно исчезнуть из театра. Здесь бывало такое не раз. Или получить серию незаконных выговоров. Или быть устраненными от общественной работы, чтобы их места заняли более покладистые. Могут не получить ставки, рекомендации в вуз, не переизбраться на новый срок работы. Ибо всеми этими трудными и требующими полной самоотдачи делами занимается в театре директор. Естественно, что не остается времени для того, чтобы повесить в фойе театра портреты актеров, как это бывает в приличных заведениях, чтобы обновить стенды в фойе, на которых запечатлены спектакли десятилетней давности, подумать о красивой афише к спектаклю, об ассортименте буфета, скудном до отвращения, о том, что в театре пахнет из туалетов, в конце концов.
  Если бы подумать... То и ремонт гримерок можно назначить не на середину сезона, когда у актеров по три спектакля в день и приткнуться им некуда, а от запаха краски болит голова.
  Но актеров в этом театре не любят. С ними воюют. Бывает, что присылают членов профкома проверять больничные листы на дому - действительно ли болеют или симулируют. Это касается особо нелюбимых. Наплевать, что они актеры, что у них тонкая душевная организация, что профессия эта уникальна - когда человек из себя, из своих нервов лепит образ другого человека.
  Удивительно ли, что и сейчас, когда положение в театре тупиковое и взрывоопасное, кто-то из них предпочел занять созерцательную позицию, дабы не хлебнуть потом горя полной горстью. Помните реплику: «Будем знать, при каком режиме мы живем».
  Среди подписавших письмо много молодежи, пришедшей в театр с чистым сердцем и искренним желанием творчества, но оказавшейся в условиях подавления, наушничества, склоки. Молодежи, жизнь и творческую биографию которой во многом определит этот первый в ее судьбе театр.
  Но, кроме того, театр не только место, где работают актеры и их директор. Туда приходят зрители, дети. Потому-то борьба за него на разных уровнях, внутри и вне не прекращается. Но история очень долга, и кое-какая ясность для решительных выводов, на мой взгляд, уже есть. Приведу выдержку из одного документа, с которым познакомилась в процессе подготовки материала.
  «Партийная комиссия Советского РК КПСС Тулы от 23.10.87 г. рекомендует во изменение постановления закрытого партийного собрания ТЮЗа от 30.09.87 члена КПСС т. Карцева Б.С. за аморальное поведение, пьянство, создание конфликтной обстановки в ТЮЗе исключить из рядов КПСС».
  Только один абзац из почти стостраничного «персонального дела коммуниста Б. С. Карцева, начатого 4.06.87 и законченного 27.10.87». Чего только нет в этом документе! И справки, и объяснительные, и отчеты о командировках в другие города, куда пришлось выезжать членам комиссии для проверки нелицеприятных фактов, протоколы собраний.
  Деятельность директора театра представлена с потрясающими подробностями, находящимися порой за гранью допустимого в документах откровения.
  «С. и Р. привлекались к партийной ответственности за пьянство, а Р. даже увольняли из театра. Поэтому они в своих выступлениях защищали директора, - это выводы комиссии. Один из этих людей теперь лидер общественной организации в театре.
  «Ни разу действия т. Карцева Б. С. как коммуниста не нашли принципиального отклика в партийной организации, наоборот, недостойное поведение замалчивалось, а подчас и находило защиту, когда отдельные коммунисты стали поднимать этот вопрос».
  О том, что директор не имеет театрального образования, о том, что худсовет, назначенный им, неправомочен, потому что создан вопреки «Положению о художественном совете театра», без согласования с партийной, профсоюзной, комсомольскими организациями, обо всем этом и многом другом можно прочесть в скромной канцелярской папочке, датированной еще 1987 годом.
  И об отношении директора к публикациям в центральной прессе тоже. «На вопрос, обсуждались ли в коллективе статьи, Б. С. Карцев ответил, что у авторов этих статей было предвзятое мнение».
  Комиссии приезжают и уезжают, а директор остается. И тут уж дает себе свободу трактовать мнение посторонних людей - газетчиков, работников министерства, членов парткомиссии - как предвзятое.
  Других аргументов, похоже, нет. Да они и не нужны. У директора есть кресло и, вероятно, те, кто помогает ему удержаться в этом кресле. Несмотря на то, что Тульский ТЮЗ усилиями руководства превращен в Театр Драмы и Трагедии тех, кто в нем работает. В кукольный театр Карабаса Барабаса...

Татьяна Мариничева (Молодой коммунар 22/06/1989)

 


 

 

 

 


Рейтинг: 0 Голосов: 0 847 просмотров
Оцените статью: 0Нравится0Не нравится

Возврат к списку


Тульский Театр Юного Зрителя, 2011
Тула, ул. Коминтерна, д.2
Тел: (84872)56-97-66
Яндекс.Метрика
Перепечатка любого материала запрещена.
без указания ссылки на сайт.
Права авторов защищены,
копирование преследуется законом.
^ Наверх