..КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ..

.....ИСТОРИЯ В ДАТАХ.....
.....Новости.....
"Актриса! И в войну я не изменила своей профессии"
"Актриса! И в войну я не изменила своей профессии"
"Начало войны обрушилось на меня, когда я уже была связана с профессиональным театром..."
"Потом грянула война..."
"Потом грянула война..."
" До войны театр был любим и взрослыми, и детьми. Самым популярным и любимым спектаклем был «Пионерская застава». Его сыграли 99 раз.
Потом грянула война...
Заканчивался юбилейный 10-й театральный сезон
Заканчивался юбилейный 10-й театральный сезон
В июне 1941 года заканчивался юбилейный десятый театральный сезон театра.
.....Мы в соцсетях.....

..........ФОТОАЛЬБОМ..........
......Наши партнеры......

   Teatri detyam.png      logotype.png  

Кутюрье.png   Культура малой Родины.png   

.....Новости региона.....

ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ

В Тульском театре юного зрителя 24 февраля состоялась премьера спектакля «Все как у святых, только наоборот» по пьесе Д. ван Друтена «Книга, свеча, колокол».

 

  Театр был полон, и если бы в нем были ложи, они бы обязательно блистали. Но лож нет, и даже балкон остался в воспоминаниях старожилов, а вот в партере публики было много, причем взрослой — пришли на имя: спектакль поставлен режиссером Вадимом Кондратьевым. А тандем имен режиссера Кондратьева и художника Татьяны Матус как двойное обещание радости, их работа «А дождь себе льет да льет...» в драме стала событием для театральной Тулы.
  ...Режиссер и пятеро актеров колдовали долго и создали спектакль, подобных которому не было за последние десять лет, по крайней мере, на этой сцене. Им удалось вырваться из круга, из рамок того, что пренебрежительно именуется «тюзятиной». «Все как у святых, только наоборот» — шаг, прорыв, скачок, взлет к тому, что называют искусством.
  Несомненно, удачен выбор пьесы. Полтора года назад Борис Сергеевич Карцев, директор театра, по-мальчишески блестя глазами, взахлеб рассказывал, какой шедевр лежит у него в столе и как он мечтает увидеть его поставленным в ТЮЗе.
  Пьеса с сюжетом рождественской сказки... Двадцать лет подряд народ во что бы то ни стало хочет видеть под Новый год «Иронию судьбы...» И в «Как у святых...» все точно так же, нет никаких наоборот: Он зашел перед Рождеством к Ней да так и остался и не поехал к невесте, потому что там — холод, пустота и привычка к анонимным письмам, а счастье — вот оно, рядом. Рождественские истории — ключик к самому сокровенному в душах.
  И неважно, что здесь вроде бы Америка, а не Россия. И Татьяна Матус замечательно изобразила это сияние небоскребов и огней большого города. А еще она создала квартиру, где мебелью служат плюшевые игрушки больших, невероятных размеров, мир женщины-ребенка.
  Здесь присутствует куча прелестных вещиц: елка в огнях, бликующий зеркальный шар, как под куполом цирка, летающий в руках шарик, исчезающая под руками Джил свеча. И пестрый кот. Но он не вещица, он живой. Говорят, все колдовство Джил — его лап дело. А потом он за кулисами как заорет!.. Интересно, это его перед микрофоном за хвост потянули или кто-то из актеров упражняется?
  Джилиан (Марина Федорова) — вечное дитя. Но не в смысле «сохранила ум пятилетнего ребенка». По душе. По готовности к любви, к добру, к счастью. Достаточно только перехватить ее взгляд, чтобы понять это. Шеперд (Анатолий Кирьяков) перехватил. И — наповал!
  «Что мы, женщины, можем делать с мужчинами!..» — восхищаясь собой, мурлыкала мнимая тетушка Чарли в популярном фильме. Не что женщина и мужчина могут делать вместе, а именно так: что женщина может сделать с мужчиной? Вот вопрос. А ответ: да все что угодно! Повелевать, покорять(ся), лепить, как воск, как глину, бросать из огня да в полымя... Дальше каждый может продолжить, исходя из собственного опыта и вкуса.
  Автор пьесы утверждает, что женщина-ведьма может околдовать мужчину. И что любая женщина владеет основами приворотной магии — дайте только срок. А когда время поджимает, остается одно: колдовство высшего разряда. Вспышка молнии, удар грома, рождение сверхновой звезды, любой вселенский катаклизм ничто по сравнению с ним. Главное, не ошибиться в выборе цели. Тут уж действительно колдовство. Или любовь? Она здесь причина причин, она толкает Джил к Шепу, а Шепа — к Джил, в условность сказки она вносит начало драматизма, переворачивания темных смыслов, за которыми брезжит еще не рожденный истинный смысл.
  Вот так, вслед за вандрутеновским нарушением порядка встает угаданный Кондратьевым прообраз другой, новой связи всего со всем. И ярость Джил на женские козни оборачивается, почти откровением: только любящий человек невосприимчив ко злу и неспособен творить зло. Но настроиться на философский лад здесь, к счастью, мешает комизм ситуаций, игры. Не зря же это — «колдовская комедия».
  Всегда боишься перехода от хорошей человеческой беседы к высокопарности, к хитрым переплетениям судеб, к надрывному «до гроба», к недомолвкам и намекам. Но на этом спектакле подобное разочарование не грозит, стоит только ворваться очередному герою. Распахиваются двери, и на пороге, как чертик из шкатулки, возникают то тетушка — мисс Холройд (Лариса Кирьякова), то братец Джил, Ники (Андрей Кондрашкин), то писатель Сидни Редлич (Александр Вешников), и с любым из них не заскучаешь. Тетушку не обзовешь старой ведьмой, она — ведьма с опытом. Вроде и добродушна, но поколдовывает, и болтлива, а себе на уме, со своей колдовской кухней. Она у каждой женщины — своя, и не надо делать недоуменно-наивных глаз, сударыни. Чем шире вы пытаетесь распахнуть глаза, тем шире ваш арсенал средств. Ведьмочки мои, дело ведь в совсем простом, в одной фразе, с которой тетушка обращается к влюбившейся племяннице: «Миленькая, а ведь со мной ТАКОГО не было никогда!» А отсюда и циничные фразы типа: «У нас все как у святых, только наоборот: святые любят всех без разбору и совершенно не думают о себе, а мы...», «Какая непрактичная вещь — любовь, секс — совсем другое дело!» Конечно, есть разница между святыми и грешниками, между Дон Жуаном, бедняжкой, который всех безумно любил, и Казановой... ну с этим все ясно.
  Между прочим рядом с двумя, ведьмами соседствует ведьмак по имени Ники. Разумеется, он не так силен, как они, куда ему до олицетворенного женского начала, до тети и сестры. Так, веселится помаленьку, делает мелкие пакости, а время от времени бухтит, брюзжит, как пенсионер на лавочке. Импозантен, молод, беззаботен, но... одинок.
  О, одиночество! Как твой характер крут!
  Есть в спектакле и обычные люди, без всяких этих колдовских штучек. Один из них писатель Сидни Редлич. Правда, появился он не случайно, его заставила это сделать колдовская троица, но зато — как шумно, эффектно и громогласно появился! Писатель у Вешникова огромен и весел, он (писатель) велик (ростом) и говорлив, даже болтлив не в меру. Но все же хорошо, что он приехал, и тетушка вдруг начала краснеть и опускать глаза. А ведь известно, что ведьмы не краснеют, не плачут, не влюбляются, ибо влюбившаяся ведьма теряет свой черно-магический дар.
  Главные герои комедии не комичны. Он красив, элегантен, мужественен, она прекрасна, нежна, женственна, все, как и положено. И в их любви столько радости, а в немельтешении на краю разрыва и непризыве к своему страданию, одиночеству столько грусти и глубины. И хорошо, что нет этих тихих прощаний и невидимых миру слез, а ведьма, потерявшая привычку колдовать, не боится разреветься перед возлюбленным: от стыда за прошлые деяния, от страха за будущее, от счастья.
Надеюсь, вы согласны, что любовь — это счастье?

Марина Панфилова, фото Ярослава Стечкина (Тульские известия 29/02/1996)

 


 

 

 

 


Рейтинг: 0 Голосов: 0 603 просмотров
Оцените статью: 0Нравится0Не нравится

Возврат к списку


Тульский Театр Юного Зрителя, 2011
Тула, ул. Коминтерна, д.2
Тел: (84872)56-97-66
Яндекс.Метрика
Перепечатка любого материала запрещена.
без указания ссылки на сайт.
Права авторов защищены,
копирование преследуется законом.
^ Наверх