Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

«12 стульев» в ТЮЗе, или Все мы родом из детства

IMG_9563.jpg

  В Тульском театре юного зрителя завершился премьерный блок спектаклей «12 стульев». Четыре представления с маркировкой 18+ прошли с аншлагом, если это слово уместно, когда в продажу поступает лишь 50% зрительских мест — таковы на данный момент санитарные требования.

  Публика приняла премьеру более чем благожелательно. Это подтверждают и многочисленные отзывы в социальных сетях, и разговоры в театральном фойе, и сведения из самого достоверного источника — билетной кассы: люди спрашивают, когда «12 стульев» покажут в следующий раз.

IMG_9479.jpg   Автором инсценировки и режиссером спектакля выступил худрук ТЮЗа заслуженный деятель искусств России Владимир Шинкарев. По сути он создал на основе романа Ильфа и Петрова собственную пьесу. Это не краткий пересказ книги, а своего рода исследование. Исследование эпохи, быта, нравов, но прежде всего исследование героя — мистификатора и плута Остапа Бендера. Режиссер детского театра пошел в разгадке личности «великого комбинатора» своим путем: вспомнил, что все мы родом из детства. Разговаривая об этом со взрослым зрителем, ТЮЗ остался верен себе.

IMG_9524.jpg  Напомним, что к 1922 году, по разным оценкам, в стране было до 7 млн беспризорных детей. Роман «Двенадцать стульев» вышел в свет в 1928-ом — в разгар борьбы с беспризорностью. В книге Остап Бендер предстает «молодым человеком лет двадцати восьми». Стало быть, он практически ровесник века. Его детство пришлось на период революции 1905–1907 гг., а события Октябрьской революции он встретил подростком. Бендер (его играет Денис Ляпин, он же — художник-постановщик, автор хореографии и видеопроекций к спектаклю) поразительно легко находит общий язык с бродягами, знает законы улицы. «Великий комбинатор» — свой в мире беспризорников, которые мелькают на сцене на протяжении всего вечера. Но, как и в обычной жизни, на них мало обращают внимание. Их удобнее не замечать, пока тебя не заставят посмотреть в глаза реальности.

  Впрочем, в глаза реальности придется взглянуть лишь в финале. А до этого зрителя ждет два часа остроумных головоломок, игр в ассоциации и хохм в лучших традициях Ильфа и Петрова.

IMG_9543.jpg  Любопытно, что авторы «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка» блестяще жонглировали общеизвестными текстами за 20 лет до введения культурологического термина «постмодернизм» (хотя само слово «постмодерн» к моменту написания романа уже существовало — его придумал в годы Первой мировой войны немецкий философ Рудольф Панвиц). «Двенадцать стульев» — настоящая постмодернистская игра, пазл из отсылок к русской классике. Да что там отсылки, судьбу главного героя Ильф и Петров решили играючи — с помощью жребия! О чем потом, кстати, жалели, ибо убитого в первой книге Бендера пришлось срочно «воскрешать» в «Золотом теленке».

  В этом смысле постановщики спектакля следовали за писателями. «12 стульев» в версии Тульского ТЮЗа также складывается из общеизвестных цитат и лозунгов, образов кино и литературы, романсов и танцев. Например, светская львица Лара Боур в исполнении Ларисы Козловой — пародия на хрестоматийную тапёршу Фаины Раневской (риторический вопрос: кто сегодня помнит фильм «Александр Пархоменко», где эта тапёрша мелькнула в эпизоде?). Поэт Никифор Трубецкой, которого играет Артем Васюков, читает вперемешку с откровенными пародиями стихи Маяковского, Бродского, Фофанова.

IMG_9576.jpg  Более того спектакль подается как опера, а именно перифраз «Пиковой дамы» Чайковского. Умирая, старуха Петухова (Тамара Лучихина) открывает Воробьянинову (Станислав Емельяненко) тайну спрятанных в стуле сокровищ. Напрашивается параллель с тайной трех карт, раскрытой Графиней Герману. Голос неподражаемой оперной Графини — Елены Образцовой — звучит в начале спектакля, возвещая: мадам Петухова еще посмеется над Воробьяниновым — злодеем, промотавшим состояние ее дочери. Так и происходит: двенадцатый стул, доставшийся в конце концов Кисе ценой убийства, пуст.
   Добавьте сюда элементы бразильского карнавала («Рио-де-Жанейро — это хрустальная мечта моего детства: не касайтесь её своими лапами»), «ревущих двадцатых» в московско-цыганском загуле Воробьянинова и мужского стриптиза где-то в мыслях знойной мадам Грицацуевой (поистине искрометная роль Ярославны Прилепской). Приправьте одесским колоритом (чего стоят еврейские танцы на свадьбе Бендера и Грицацуевой или характерный выговор Ипполита Матвеевича) — и блюдо готово!

  Блюдо это чрезвычайно сложное в приготовлении. Чтобы «выстрелить», каждая сцена должна исполняться с точностью часового механизма. Каждая реплика, каждое изменение освещения, перемещение артистов подчинены армейской дисциплине. На протяжении всего спектакля присутствует параллельный музыкальный план — в «живом» исполнении тапёрши Лары Боур и нарезке записей, отсылающих к эпохе. Если какая-то «шестеренка» не срабатывает в положенную секунду, впечатление смазывается. Исчезает легкость, нарушается ритм действа. Но если «винтики» работают исправно, спектакль ударяет в голову, как игристое вино.

В.Шинкарев "12 стульев". Тульский ТЮЗ  «Захмелевшая» от изрядной дозы праздника публика не замечает, как подкатывает к трагическому финалу. Каждый найденный стул оборачивается разочарованием. В памяти всплывает сравнение счастья с трамваем. В подлиннике цитата Остапа Бендера звучит так: «Счастье всегда приходит в последнюю минуту. Если вам у Смоленского рынка нужно сесть в трамвай номер 4, а там, кроме четвертого, проходят еще пятый, семнадцатый, пятнадцатый, тридцатый, тридцать первый, Б, Г и две автобусных линии, то уж будьте уверены, что сначала пройдет Г, потом два пятнадцатых подряд, что вообще противоестественно, затем семнадцатый, тридцатый, много Б, снова Г, тридцать первый, пятый, снова семнадцатый и снова Б. И вот, когда вам начнет казаться, что четвертого номера уже не существует в природе, он медленно придет со стороны Брянского вокзала, увешанный людьми <…> Нужно лишь терпение, и вы дождетесь».

  Перед тем, как выкрасть последний стул, в навязчивом страхе остаться обманутым Киса убивает Остапа. Как и авторы романа, создатели спектакля никого не осуждают, лишь показывают мотивы героя: «А, Киса, – резвился Остап, – соглашайтесь на три процента. Ей-богу, соглашайтесь. Другой бы согласился <…> А то все-таки ко мне поступайте, в камердинеры… Теплое местечко. Обеспеченная старость! Чаевые! А?.. Ну, ну, пошутил…». А дальше зрителю показывают немое кино. В мелькающих черно-белых кадрах кроется разгадка личности «великого комбинатора». Он — ровесник кровавого XX века, сирота…

  Трагедия украденного детства неожиданно выходит на авансцену в развеселом представлении с пометкой 18+. Вот и ответ на часто задаваемый в связи с премьерой вопрос: зачем детскому театру спектакль для взрослых?

  Екатерина Гудкова, фото Екатерины Наумовой (Тульский ТЮЗ 11/03/2021)

Возврат к списку


^ Наверх