Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

"НЕ ПОДВЕРЖЕН ТЕРКИН СМЕРТИ, ЖИВ-ЗДОРОВ НАЗЛО ВРАГУ"



Фото "НЕ ПОДВЕРЖЕН ТЕРКИН СМЕРТИ, ЖИВ-ЗДОРОВ НАЗЛО ВРАГУ"Ну, насчет врагов, пожалуй, поостережемся. С теми врагами, каких имел в виду Твардовский, конечно, все ясно. А другие... Вдосталь их наискались, вдосталь хлебнули лиха с этими поисками...

 

  Но скажите-ка, случалось на ваших глазах такое, чтобы в театральном зале сложнейшая аудитория подростков («тинейджеров» — как ни прискорбно, а многие наши теперешние «...надцатилетние» что есть мочи «косят» под эти «импортные» существа со «жвачкой» на губах и компьютерными побоищами в мозгах!) вся, как один человек, затаила дыхание, замерла так, что не то чтобы муха — моль услышишь как пролетит?! А потом взорвалась шквалом оваций, и ломкие голоса подростков — быть может, впервые на серьезном спектакле — кричали бы «браво!»?
  Это произошло в Театре юного зрителя на спектакле «Василий Теркин», когда Теркин — артист П. Зырянов,— придя на родное пепелище, бессильно опустился на краешек сцены лицом к залу. И запел. Сначала подыгрывая себе на гармони, потом гармонь затихла, и беззащитно-всесильный человеческий голос выводил «Враги сожгли родную хату» Блантера — Исаковского. Теркин-Зырянов пел по-русски истово, как, бывает, поют в народе, когда перейдены все мыслимые пределы земного страдания. Пел, как у Глинки Иван Сусанин поет свою предсмертную бессмертную арию.
  Подростки, разорвав чуткую тишину, быть может, впервые в жизни кричали «браво!» на серьезном спектакле, а не на рок-шоу. Да и интонации у «браво!» совсем иные, чем по адресу рок-идолов. Не побоюсь сказать — благоговейные. Это и есть самый катарсис, что является высшей целью искусства.
  Спектакль подчеркнуто скромен. Избранные страницы из поэмы Твардовского разыгрывают фактически семеро. Зырянов — Теркин и еще шестеро солдат (Г. Бажанов, И. Берзон, С. Исмангулов, Р. Кондаев, А. Кондрашкин, И. Небольсин). По замыслу постановщика Александра Литкенса они перевоплощаются то в военачальников, то в старика и даже старуху. Несколько раз появляются пятеро девушек в простеньких платьицах, без слов напоминают о счастье мирной жизни, танцуют с парнями-солдатами, как на довоенной танцплощадке (танцы стилизовала Эза Бяшимова). Да еще Смерть...
Фото "НЕ ПОДВЕРЖЕН ТЕРКИН СМЕРТИ, ЖИВ-ЗДОРОВ НАЗЛО ВРАГУ"  Сценография Алексея Питерских. На сцене немудрящий и замысловатый одновременно станок. Это и поле битвы, и окоп, и понтон, и прифронтовая землянка, и деревенская хата. И обгорелые остатки того, что когда-то было «малой Родиной» Теркина. Задник — скорее всего исковерканное бомбежкой дерево. Но появляется Смерть — и высвечивается нечто совсем уж ирреальное, потустороннее...
  Со вкусом выполнил музыкальное оформление Игорь Небольсин. Перед началом спектакля в зал транслируются военные песни Владимира Высоцкого. Но это, так сказать, предварительный настрой. А ткань спектакля иная. Она пронизана мелодиями из репертуара Утесова. Пролог и финал — вальс «Когда мы вернемся домой...», без голоса. Зазвучит и этот хрипловатый, бесконечно обаятельный голос. И вдруг ворвется, не разрушая цельность впечатления, церковное, «смертное» «Ныне отпущаеши»...
  О ТЮЗовском «Теркине» можно, наверное, исписать целый том, анализировать каждый жест, каждую интонацию. Но сейчас самое время прерваться. На том, что спектакль сделан с великой любовью и великим восхищением перед подвигом героев Отечественной, перед несгибаемым русским характером. И закончить лучше всего словами самого Теркина: «Скольким душам был я нужен, Без которых нет меня!».

Вячеслав Банников (Под сенью муз 1/05/1995)



^ Наверх