Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

«РУШИТСЯ КОСМОС, КОГДА ТЫ ВПУСКАЕШЬ В СЕБЯ ЗЛО...»



Фото «РУШИТСЯ КОСМОС, КОГДА ТЫ ВПУСКАЕШЬ В СЕБЯ ЗЛО...»  В конце сезона в ТЮЗе состоится премьера спектакля по пьесе Веры Трофимовой «Мой Тристан». Это первая работа в театре главного режиссера Владимира Шинкарева.


  - ВЛАДИМИР СТЕПАНОВИЧ, я хотела поговорить с вами о спектакле...
  - Не люблю разговоров до премьеры: суеверный я человек. Наговоришь с три короба, а потом ничего не получится.
  - Давайте просто ограничимся информацией. Почему именно на этой пьесе Вы остановили свой выбор?
  - Понравилась. Правда, она представляла собой скорее киносценарий, и мне пришлось ее несколько сократить и драматизировать. Так появился один из главных героев спектакля — Нищий. Он ведет действие, не просто комментируя событие на сцене, но как бы разрешая им произойти тем или иным образом. Такой загадочный, мистический персонаж, позволяющий донести до зрителя главную тему спектакля.
  - Я думала, спектакль о любви. Тристан, Изольда, волшебный напиток и прочие романтические аксессуары.
  - И о любви в том числе. Однако прежде всего мы хотели сделать спектакль о том, что каждый человек в своей жизни в конце концов платит за содеянное им добро или зло. Я убежден, есть высший суд: Бог, Совесть, как это ни называй, есть нечто, воздающее тебе, по твоим поступкам, возвращающее тебе в итоге твое же отношение к миру. Как у Теккерея в «Ярмарке тщеславия»: «Мир — это зеркало, которое каждому возвращает его отражение». Мне хотелось наглядно показать эту зависимость между поступками человека и состоянием мира, представить ту отпущенную каждому из нас меру добра и зла, которая меняется в зависимости от совершаемых нами поступков...
А любовь и легенда, эффектный мелодраматический сюжет — все это тоже есть в спектакле. Костюмы уже шьют в наших мастерских.
  - Кто их автор?
  - Александр Карташов. Он же автор декораций. Саша придумал очень необычное, метафорическое оформление: на сцене должны находиться весы, чаши которых будут подниматься и опускаться в зависимости от поступков действующих лиц. Редко когда эти чаши пребывают в равновесии. Мне хочется, чтобы зрители увидели, ощутили, пережили, что следует за их поступками, как рушится Космос, когда ты впускаешь в себя зло...
  - Несколько слов об актерах, занятых в спектакле...
  - Изольд у нас две, причем очень разные: Наташа Леонова, которая в театре уже давно и много играет, и Наташа Семкина, пришедшая в конце прошлого сезона. Роль Тристана исполняет Ринад Кондаев, в остальных ролях — И.Небольсин, А.Басов, Т.Кондаева, Г.Бажанов, П.Зырянов, А.Кирьяков, А.Кондрашкин, С.Исмангулов. Музыку к зонгам написала автор пьесы Вера Трофимова. Стихи — частично ее либо из сборника средневековой поэзии XII века „Carmina burana".
  - Актеры будут сами петь на спектаклях?
  - Мы постараемся оставить живое пение, хотя в зале вряд ли можно будет как следует расслышать слова: проблемы с техникой. И со светом, кстати, тоже. Обещают купить прожекторы, но когда это будет. А ведь световое решение для спектакля очень важно.
  Да, чуть не забыл — бои нам ставит Игорь Небольсин, решение пластических эпизодов — Валерия Сухова.
  - Чего в первую очередь вы добиваетесь от актеров?
  - Мы наметили как бы вехи, основные моменты их жизни в образе, а идти к этим вехам они могут каждый спектакль разными путями. Мне бы не хотелось, чтобы актеры прятались за технику. Напротив, необходимо всякий раз по-новому переживать каждое мгновение спектакля. Чувствовать не работу, не прошлое, где все уже предрешено и известно, а настоящее. Без привычных штампов и приспособлений, но по-человечески глубоко и сильно. К примеру, Ринад: на репетициях Изольда прикасается к его лицу своими длинными волосами. И ведь Ринад что-то чувствует при этом. Мне важно, чтобы он включал каждый раз в спектакль свою человеческую реакцию. Эта подлинность чувства и переживаний возможна только в театре, и надо дать зрителю ее прочувствовать...
  - Вы считаете, что ваши актеры на такое способны?
  - Все они — очень интересные в человеческом плане люди. Поэтому думаю, что — да.
  - Как Вы определите жанр спектакля: мелодрама или мистерия? Или все сразу?
  - Мы понимаем, что в театр могут прийти самые разные зрители. Одни — на мелодраматическую историю любви. Это самый поверхностный, легко всеми улавливаемый слой. Других заинтересует философская сторона спектакля. Кто-то захватит нечто необычайное, с чем они никогда не встречались и названия чего не знают, поскольку никогда ни о чем серьезном не задумывались.
Вера Трофимова, написавшая сценарий, мечтала о киномонтаже и его эффектах. Мы можем предложить только монтаж эпизодов, отчасти — аттракционов.
  Но это — театр. И только в нем возможно живое, сиюминутное, сейчас переживаемое действие, возможна потрясающая человеческая подлинность. Именно эта подлинность жизни на сцене может захватить зрителя, подключить его к спектаклю. Такой театральной магии я и хочу добиться. Магии подлинности, когда зритель не наслаждается игрой, но сопереживает мигу настоящей, на сцене проживаемой жизни...

Светлана Левченко (Молодой Коммунар 21/05/1996)



^ Наверх