Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Instagram

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

РусРегионИнформ

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

«РУШИТСЯ КОСМОС, КОГДА ТЫ ВПУСКАЕШЬ В СЕБЯ ЗЛО...»



Фото «РУШИТСЯ КОСМОС, КОГДА ТЫ ВПУСКАЕШЬ В СЕБЯ ЗЛО...»  В конце сезона в ТЮЗе состоится премьера спектакля по пьесе Веры Трофимовой «Мой Тристан». Это первая работа в театре главного режиссера Владимира Шинкарева.


  - ВЛАДИМИР СТЕПАНОВИЧ, я хотела поговорить с вами о спектакле...
  - Не люблю разговоров до премьеры: суеверный я человек. Наговоришь с три короба, а потом ничего не получится.
  - Давайте просто ограничимся информацией. Почему именно на этой пьесе Вы остановили свой выбор?
  - Понравилась. Правда, она представляла собой скорее киносценарий, и мне пришлось ее несколько сократить и драматизировать. Так появился один из главных героев спектакля — Нищий. Он ведет действие, не просто комментируя событие на сцене, но как бы разрешая им произойти тем или иным образом. Такой загадочный, мистический персонаж, позволяющий донести до зрителя главную тему спектакля.
  - Я думала, спектакль о любви. Тристан, Изольда, волшебный напиток и прочие романтические аксессуары.
  - И о любви в том числе. Однако прежде всего мы хотели сделать спектакль о том, что каждый человек в своей жизни в конце концов платит за содеянное им добро или зло. Я убежден, есть высший суд: Бог, Совесть, как это ни называй, есть нечто, воздающее тебе, по твоим поступкам, возвращающее тебе в итоге твое же отношение к миру. Как у Теккерея в «Ярмарке тщеславия»: «Мир — это зеркало, которое каждому возвращает его отражение». Мне хотелось наглядно показать эту зависимость между поступками человека и состоянием мира, представить ту отпущенную каждому из нас меру добра и зла, которая меняется в зависимости от совершаемых нами поступков...
А любовь и легенда, эффектный мелодраматический сюжет — все это тоже есть в спектакле. Костюмы уже шьют в наших мастерских.
  - Кто их автор?
  - Александр Карташов. Он же автор декораций. Саша придумал очень необычное, метафорическое оформление: на сцене должны находиться весы, чаши которых будут подниматься и опускаться в зависимости от поступков действующих лиц. Редко когда эти чаши пребывают в равновесии. Мне хочется, чтобы зрители увидели, ощутили, пережили, что следует за их поступками, как рушится Космос, когда ты впускаешь в себя зло...
  - Несколько слов об актерах, занятых в спектакле...
  - Изольд у нас две, причем очень разные: Наташа Леонова, которая в театре уже давно и много играет, и Наташа Семкина, пришедшая в конце прошлого сезона. Роль Тристана исполняет Ринад Кондаев, в остальных ролях — И.Небольсин, А.Басов, Т.Кондаева, Г.Бажанов, П.Зырянов, А.Кирьяков, А.Кондрашкин, С.Исмангулов. Музыку к зонгам написала автор пьесы Вера Трофимова. Стихи — частично ее либо из сборника средневековой поэзии XII века „Carmina burana".
  - Актеры будут сами петь на спектаклях?
  - Мы постараемся оставить живое пение, хотя в зале вряд ли можно будет как следует расслышать слова: проблемы с техникой. И со светом, кстати, тоже. Обещают купить прожекторы, но когда это будет. А ведь световое решение для спектакля очень важно.
  Да, чуть не забыл — бои нам ставит Игорь Небольсин, решение пластических эпизодов — Валерия Сухова.
  - Чего в первую очередь вы добиваетесь от актеров?
  - Мы наметили как бы вехи, основные моменты их жизни в образе, а идти к этим вехам они могут каждый спектакль разными путями. Мне бы не хотелось, чтобы актеры прятались за технику. Напротив, необходимо всякий раз по-новому переживать каждое мгновение спектакля. Чувствовать не работу, не прошлое, где все уже предрешено и известно, а настоящее. Без привычных штампов и приспособлений, но по-человечески глубоко и сильно. К примеру, Ринад: на репетициях Изольда прикасается к его лицу своими длинными волосами. И ведь Ринад что-то чувствует при этом. Мне важно, чтобы он включал каждый раз в спектакль свою человеческую реакцию. Эта подлинность чувства и переживаний возможна только в театре, и надо дать зрителю ее прочувствовать...
  - Вы считаете, что ваши актеры на такое способны?
  - Все они — очень интересные в человеческом плане люди. Поэтому думаю, что — да.
  - Как Вы определите жанр спектакля: мелодрама или мистерия? Или все сразу?
  - Мы понимаем, что в театр могут прийти самые разные зрители. Одни — на мелодраматическую историю любви. Это самый поверхностный, легко всеми улавливаемый слой. Других заинтересует философская сторона спектакля. Кто-то захватит нечто необычайное, с чем они никогда не встречались и названия чего не знают, поскольку никогда ни о чем серьезном не задумывались.
Вера Трофимова, написавшая сценарий, мечтала о киномонтаже и его эффектах. Мы можем предложить только монтаж эпизодов, отчасти — аттракционов.
  Но это — театр. И только в нем возможно живое, сиюминутное, сейчас переживаемое действие, возможна потрясающая человеческая подлинность. Именно эта подлинность жизни на сцене может захватить зрителя, подключить его к спектаклю. Такой театральной магии я и хочу добиться. Магии подлинности, когда зритель не наслаждается игрой, но сопереживает мигу настоящей, на сцене проживаемой жизни...

Светлана Левченко (Молодой Коммунар 21/05/1996)



^ Наверх