Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

А ЧУРИКОВУ ТАК И НЕ НАШЛИ



Фото А ЧУРИКОВУ ТАК И НЕ НАШЛИ  «Просмотр» — слово широкомасштабное. Или — широкоэкранное. Оно подразумевает зрелище, даже если это просмотр кандидатов в актеры ТЮЗа. Всего их было девять — один парень, восемь девушек. Короче, восемь девок, один я...
  Вспомнился такой же просмотр три года назад, который по причине ремонта состоялся в театральном буфете. Кандидат на должность актера тискал свою куртку, изображающую средневековый плащ, и читал Гамлета, в то время как комиссия с недоумением взирала на столы, пустые ввиду отпуска буфетчицы. Тогда главреж, он же — А.С.Литкенс, мечтательно говорил что-то о молодом Тараторкине, нервном и тонком. Ему повезло: актер оказался именно в этом стиле. Сегодняшний главреж, В.С.Шинкарев, на вопрос: «Ты скажи, ты скажи, че те надо?..» — столь же мечтательно произнес: «Я хочу Чурикову, но молодую, некрасивую, но характерную. Я хочу красивого и молодого принца, как Коренев — человек-амфибия в молодости. И еще мне нужен Скалозуб. Ну, что-то в стиле Караченцова, только повыше ростом». Заявочки! А Сильвестр Сталлоне вам не нужен?!
  Просмотр на сей раз состоялся в зале, правда, сцена была завалена разным театральным хламом, но для экзаменующихся место оставалось. Режиссеры Шинкарев и Литкенс оторвались от прогонов, директор Карцев — от хозяйственных дел, актер, режиссер по пластике Небольсин очнулся от «Сна» (в летнюю ночь), главный художник Татьяна Матус и завлит Алена Карцева составили прекрасную часть комиссии, и все прошествовали в зал мимо дрожащих конкурсантов. Михаил Матвеев, актер драмы, играющий во «Сне»...», «поначалу отнесся к мероприятию скептически, но любопытство взяло верх, и Матвеев присоединился. И стал подавать реплики и комментарии по ходу выступления участников конкурса.
  Они появляются на сцене по-разному. Иные — никакие, в движеньях робких и словах невнятных. Онегина читают, как учили в школе. Осанка «аки с подойником»: плечи ссутулены, живот выпячен. Но все хотят быть актерами. Престиж? Магия профессии? В слове «актриса» шелест кулис и плеск аплодисментов. Все знают, каким должен быть актер, как надо играть — ведь каждому известно, как надо воспитывать чужих детей, но вот когда дело касается непосредственно себя...
  В основном все они — неработающие, окончили колледж, общеобразовательную школу (несколько человек читали письмо Татьяны весьма заученно и замученно, как на уроке). Комиссия внимает. Шинкарев благодушен, Литкенс скептичен, Карцев обреченно ждет, какого кадра ему выберут для штатного расписания. Каждому — свое. Шинкареву нужны принцессы и героини, Небольсину — эльфы для «Сна в летнюю ночь». В общем, «нужен мне работник: повар, конюх, плотник». Но годятся ли они уже сегодня в работники?
  Конкурсантка читает «Ромашку» Пришвина. Ах!.. "А теперь то же самое пусть прочтет сварливая торговка",— просит Шинкарев. Нет торговки — увы.
  После волшебных слов: «Сережа, музыку, пожалуйста!» Звучит музыка. Разная. И под нее... Нет, «танцуют» про всех не скажешь, чаще — двигаются. Пока одна из почти актрис выполняет телодвижения под «Я вышла на Пикадилли», неугомонный Матвеев задался вопросом: «Почему, когда вы меня любили, я делала все не так?» «Из вредности!» — ответил ему женский состав комиссии. Матвеев надолго задумался.
  Читаются басни, самые «неизбитые», типа «Ворона и Лисица». На словах «где-то Бог послал» на заднем плане появляется «посланник божий» в клетчатой рубахе и начинает ворошить кучу разбросанного тряпья. Комментарий Матвеева. И вдруг — искорка блеснула. Зовут Марианна. Живая, трепетная. Имя символа Франции. Под французскую песенку «Утята» (нарочно не подгадаешь!) отплясывает на сцене. Комиссия оживилась, перешептываются.
  Еще один вариант — вариант пародий Кости Райкина. Раскованность вперемешку с дилетантством, подразумевается, что комиссия при этом должна грохнуть челюстью о6 пол и рукоплескать. Под гитару исполняется серенада уличного попрошайки. «Пожалей ее, ласковый Боженька»,— утомленно шепчет Алена.
  Еще вариант. Раскованная, характерная (!), артистичная. Читает, поет, и все органично. Басня. Исполняет, опять же, Бурлакова Фрося. Или — Инна Чурикова? Что-то слышится такое... Шинкарев улыбается.
  «Следующий!» Седьмой голос в хоре, танец «а-ля дискотека в Доме шахтера». Ну-у, нам такое совсем ни к чему-у... «Следующий!» Да-а, а росточек-то за 170 будет, трудно представить себе Жучку или Внучку в таком размере. «Где Сухов? — взывают члены комисси.— Мы б ему в «Контур» ее сосватали!» И то — и спинка прямая, и ходит ритмично.
  Последний конкурсант — фрачный бакенбардист. «Спойте!» — приказывает Шинкарев. «Без фонограммы?» — искренне изумляется бакенбардист. Нахал! Зубоскал! Скалозуб?..
  Пора подводить итоги, и комиссия удаляется в директорский кабинет. «Нужны три человека... Кто за? Кто против?». Единогласно: Марианна, характерная, но хорошенькая «Чурикова», она же — Дарья, и бакенбардист Сергей. Позже выясняется, что Дарья еще учится в школе и при этом тянет на медаль, Сергей студент пятого курса, а следовательно, у него впереди защита диплома, и поэтому пока в ТЮЗ принята лишь одна новая актриса — Марианна Потапова. Поздравляем — и ТЮЗ, и Марианну!

Марина Панфилова Тульские известия (7/10/1997)

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------
 



^ Наверх