Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Instagram

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

РусРегионИнформ

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

А ЧУРИКОВУ ТАК И НЕ НАШЛИ



Фото А ЧУРИКОВУ ТАК И НЕ НАШЛИ  «Просмотр» — слово широкомасштабное. Или — широкоэкранное. Оно подразумевает зрелище, даже если это просмотр кандидатов в актеры ТЮЗа. Всего их было девять — один парень, восемь девушек. Короче, восемь девок, один я...
  Вспомнился такой же просмотр три года назад, который по причине ремонта состоялся в театральном буфете. Кандидат на должность актера тискал свою куртку, изображающую средневековый плащ, и читал Гамлета, в то время как комиссия с недоумением взирала на столы, пустые ввиду отпуска буфетчицы. Тогда главреж, он же — А.С.Литкенс, мечтательно говорил что-то о молодом Тараторкине, нервном и тонком. Ему повезло: актер оказался именно в этом стиле. Сегодняшний главреж, В.С.Шинкарев, на вопрос: «Ты скажи, ты скажи, че те надо?..» — столь же мечтательно произнес: «Я хочу Чурикову, но молодую, некрасивую, но характерную. Я хочу красивого и молодого принца, как Коренев — человек-амфибия в молодости. И еще мне нужен Скалозуб. Ну, что-то в стиле Караченцова, только повыше ростом». Заявочки! А Сильвестр Сталлоне вам не нужен?!
  Просмотр на сей раз состоялся в зале, правда, сцена была завалена разным театральным хламом, но для экзаменующихся место оставалось. Режиссеры Шинкарев и Литкенс оторвались от прогонов, директор Карцев — от хозяйственных дел, актер, режиссер по пластике Небольсин очнулся от «Сна» (в летнюю ночь), главный художник Татьяна Матус и завлит Алена Карцева составили прекрасную часть комиссии, и все прошествовали в зал мимо дрожащих конкурсантов. Михаил Матвеев, актер драмы, играющий во «Сне»...», «поначалу отнесся к мероприятию скептически, но любопытство взяло верх, и Матвеев присоединился. И стал подавать реплики и комментарии по ходу выступления участников конкурса.
  Они появляются на сцене по-разному. Иные — никакие, в движеньях робких и словах невнятных. Онегина читают, как учили в школе. Осанка «аки с подойником»: плечи ссутулены, живот выпячен. Но все хотят быть актерами. Престиж? Магия профессии? В слове «актриса» шелест кулис и плеск аплодисментов. Все знают, каким должен быть актер, как надо играть — ведь каждому известно, как надо воспитывать чужих детей, но вот когда дело касается непосредственно себя...
  В основном все они — неработающие, окончили колледж, общеобразовательную школу (несколько человек читали письмо Татьяны весьма заученно и замученно, как на уроке). Комиссия внимает. Шинкарев благодушен, Литкенс скептичен, Карцев обреченно ждет, какого кадра ему выберут для штатного расписания. Каждому — свое. Шинкареву нужны принцессы и героини, Небольсину — эльфы для «Сна в летнюю ночь». В общем, «нужен мне работник: повар, конюх, плотник». Но годятся ли они уже сегодня в работники?
  Конкурсантка читает «Ромашку» Пришвина. Ах!.. "А теперь то же самое пусть прочтет сварливая торговка",— просит Шинкарев. Нет торговки — увы.
  После волшебных слов: «Сережа, музыку, пожалуйста!» Звучит музыка. Разная. И под нее... Нет, «танцуют» про всех не скажешь, чаще — двигаются. Пока одна из почти актрис выполняет телодвижения под «Я вышла на Пикадилли», неугомонный Матвеев задался вопросом: «Почему, когда вы меня любили, я делала все не так?» «Из вредности!» — ответил ему женский состав комиссии. Матвеев надолго задумался.
  Читаются басни, самые «неизбитые», типа «Ворона и Лисица». На словах «где-то Бог послал» на заднем плане появляется «посланник божий» в клетчатой рубахе и начинает ворошить кучу разбросанного тряпья. Комментарий Матвеева. И вдруг — искорка блеснула. Зовут Марианна. Живая, трепетная. Имя символа Франции. Под французскую песенку «Утята» (нарочно не подгадаешь!) отплясывает на сцене. Комиссия оживилась, перешептываются.
  Еще один вариант — вариант пародий Кости Райкина. Раскованность вперемешку с дилетантством, подразумевается, что комиссия при этом должна грохнуть челюстью о6 пол и рукоплескать. Под гитару исполняется серенада уличного попрошайки. «Пожалей ее, ласковый Боженька»,— утомленно шепчет Алена.
  Еще вариант. Раскованная, характерная (!), артистичная. Читает, поет, и все органично. Басня. Исполняет, опять же, Бурлакова Фрося. Или — Инна Чурикова? Что-то слышится такое... Шинкарев улыбается.
  «Следующий!» Седьмой голос в хоре, танец «а-ля дискотека в Доме шахтера». Ну-у, нам такое совсем ни к чему-у... «Следующий!» Да-а, а росточек-то за 170 будет, трудно представить себе Жучку или Внучку в таком размере. «Где Сухов? — взывают члены комисси.— Мы б ему в «Контур» ее сосватали!» И то — и спинка прямая, и ходит ритмично.
  Последний конкурсант — фрачный бакенбардист. «Спойте!» — приказывает Шинкарев. «Без фонограммы?» — искренне изумляется бакенбардист. Нахал! Зубоскал! Скалозуб?..
  Пора подводить итоги, и комиссия удаляется в директорский кабинет. «Нужны три человека... Кто за? Кто против?». Единогласно: Марианна, характерная, но хорошенькая «Чурикова», она же — Дарья, и бакенбардист Сергей. Позже выясняется, что Дарья еще учится в школе и при этом тянет на медаль, Сергей студент пятого курса, а следовательно, у него впереди защита диплома, и поэтому пока в ТЮЗ принята лишь одна новая актриса — Марианна Потапова. Поздравляем — и ТЮЗ, и Марианну!

Марина Панфилова Тульские известия (7/10/1997)

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------
 



^ Наверх