Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

А ЛЮБОВЬ ВСЕГДА ПРАВА



Фото А ЛЮБОВЬ ВСЕГДА ПРАВАБеря к постановке трагедию Фридриха Шиллера «Коварство и любовь», главный режиссер Тульского театра юного зрителя заслуженный артист России Александр Литкенс, полагаю, изрядно рисковал.

 

  Бесспорно, сегодня Шиллер даже во «взрослых» театрах далеко не самый «репертуарный» автор. А тут — ТЮЗ К тому же и работает в нем Литкенс всего лишь второй сезон, так что ставить под угрозу свою режиссерскую репутацию ему было вроде бы вовсе ни к чему. Куда проще и, казалось бы, надежнее взять да и поставить очередную беспроигрышную сказку или современную молодежную пьесу.
  Но ведь без классики, этого мерила художественного вкуса, творческой зрелости, школы актерского мастерства, не может быть полноценного репертуара. И сцене нашего ТЮЗа давно знакомы Шекспир и Мольер, Кальдерон и Гольдони, Фонвизин и Грибоедов, Гоголь и Островский. А знаменитая шиллеровская пьеса, хоть и написанная более двухсот лет назад, вводит зрителя в мир вопросов вечных, не ограниченных ни временными рамками, ни национальными или какими-то иными особенностями героев. И в афише театра появились «Коварство и любовь». И как мы увидели не зря. Спектакль получился серьезный, умный, при этом нисколько не утратив зрелищности, он захватывает нас напряженной интригой, накалом страстей, трагизмом событий.
  Режиссер и актеры, кажется, сделали все, доступное им, чтобы история трагической любви высокородного Фердинанда фон Вальтера, сына президента при дворе герцога, и Луизы, дочери бедного учителя музыки Миллера, прозвучала вполне современно, нашла отзвук в сердцах наших юных зрителей, не очень-то привыкших отягощать себя мыслями о проблемах бытия, о непреходящих нравственных ценностях. Многое удалось сделать. Постановщику, между прочим, пришлось немало поработать над текстом пятиактной, местами довольно-таки громоздкой для нашего времени трагедии, сделав ее двухактной, убрав не очень оправданные длинноты, сократив слишком многословные монологи. Сделано это тактично, авторская мысль нигде не искажена, развитие сюжета не нарушено. Как говорится, сшито так, что стежка не заметно.
  Мне довелось видеть спектакль дважды — на премьере и месяца полтора спустя. И порадовали происшедшие с ним перемены. У спектакля словно бы окрепла мускулатура и наладилось нормальное дыхание: действие стало динамичнее, сценическое поведение актеров осмысленнее, точнее, мотивированнее. И, похоже, что называется, запас мощности спектакля все еще не выбран полностью, потенциальная возможность роста остается, и ею не стоило бы пренебрегать.
  Благотворные изменения произошли прежде всего с исполнителями главных ролей. Излишне спокойным, чересчур ровным, холодноватым показался вначале Фердинанд (Игорь Небольсин). Как-то с трудом верилось тогда в его всепоглощающую любовь к Луизе. Нет, артист и сейчас не «рвет страсти». Но мы замечаем, как под благородной сдержанностью кроется чувство не показное, не эффектно поданное в духе романтических героев, но оттого ничуть не менее сильное, сжигающее его носителя изнутри, заставляющее не только выйти из-под власти деспотического отца, но и в конце концов дать отраву любимой, когда в хитросплетениях подлой интриги пришло ложное убеждение в ее неверности. Героем И. Небольсина движут и пылкая, чистая, не терпящая измены любовь, и оскорбленное достоинство, и попранное доверие. И все это — при минимуме внешних выразительных средств. Даже в напряженнейшей сцене прощания Фердинанда с жизнью и последнего объяснения с отцом, когда он бросает ему страшное обвинение, актеру не изменяет чувство меры, хотя тут-то, должно быть, велик соблазн вышибить у зрителя слезу.
  На смену некоторой скованности пришла осознанная сдержанность и в игре исполнительницы роли Луизы — Марины Федоровой. И это имеет серьезную мотивировку. В основе поведения Луизы — вполне понятная девичья застенчивость и некоторая растерянность перед внезапно нахлынувшей первой любовью, и ощущение ею той сословной грани, которая разделяет двух влюбленных, как бы ни была велика сила, толкнувшая их друг к другу.
  Вообще социальный мотив в пьесе Шиллера звучит достаточно громко. Не зря же он и назвал ее мещанской трагедией, как бы желая тем самым подчеркнуть несовместимость забот и интересов власть имущих и обыкновенных людей — обывателей, мещан. Общественное положение развело президента фон Вальтера, гофмаршала фон Кальба, фаворитку герцога леди Мильфорд и, конечно же, правящего герцога (он не показан на сцене, но его присутствие ощущается постоянно) в одну сторону, семейство же Миллера и ему подобных — в другую. На одной стороне — коварство, на другой — любовь. Что же сильнее?
  Артисты довольно остро прочерчивают социальные характеристики своих персонажей, не забывая, однако, и того общечеловеческого, что присутствует обыкновенно даже в самом, казалось бы, безнадежном злодее. Даже надменный и жестокий, уверенный во вседозволенности совершаемого им, циничный в своих откровениях перед сыном и особенно перед личным секретарем Вурмом, президент фон Вальтер не кажется абсолютным воплощением зла и бездонным скопищем пороков. Артист Петр Зырянов старается уйти от такой одномерной трактовки своего героя, он дает понять, что и ему могут быть не чужды человеческие чувства — это безграничная власть развратила его, превратив одновременно в жестокого творца и в орудие зла, и в его жалкую в конце концов жертву.
  Гофмаршала фон Кальба нередко изображают в каком-то карикатурном виде, этаким шутом гороховым, делая его тем самым как бы вовсе безвинным участником заговора против юных влюбленных. Насколько неверна такая трактовка, понимаешь, увидев в этой роли артиста Владимира Аношкина. Его гофмаршал рассудителен, расчетлив, прекрасно понимает, на что идет ради сохранения своего высокого положения, а потому и очень опасен.
  Сплошной клубов противоречий — леди Мильфорд (артистка Эза Бяшимова). Забыв свою аристократическую спесь, она стала содержанкой герцога и готова выйти замуж по его указанию. Но стоило подвергнуть сомнению ее честь уроженки Британии, и вот она уже не женщина — тигрица. Актриса достаточно убедительна в этой роли. Жаль только, что не следит за своей дикцией: стоит ей уйти в глубину сцены, как услышать ее из зала становится трудно. Это при том, что в целом речевая культура участников спектакля нареканий не вызывает.
  Неоднозначен здесь даже Вурм, которому, казалось бы, более всего пристала маска романтического злодея. Умелый интриган, знаток человеческих слабостей, вкрадчивый, едва заметный — таков секретарь президента (артист Сергей Афоничев), и нет у него, вроде бы, ни одной привлекательной черты. Но вспомните: ведь это он был женихом Луизы, пусть по-своему, не проявляя чувства открыто, любил ее — и получил такой удар. И изощренно мстит и за потерянную невесту (пускай и ей достанется!), и за годы унижений, пресмыкательства перед президентом, чьи пороки, все уязвимые места отлично знает.
Фото А ЛЮБОВЬ ВСЕГДА ПРАВА  Темному миру коварства противостоят простые, скромные люди — Миллеры, отец и дочь, носители иной морали, утверждающие свое человеческое достоинство. Сразу почуял беду, едва только зачастил в его дом сын президента, старый учитель музыки. И в отличие от жены (Лариса Кирьякова), радующейся такой удаче, он всеми силами старается предотвратить несчастье. И с достоинством идет ему навстречу, когда его уже нельзя избежать. Заслуженный артист России Иван Тюрин ведет свою роль на подъеме, может быть, порою немного в духе старых провинциальных трагиков, но в общем его манера игры убеждает. Особенно в сцене, когда Миллер осмеливается выгнать из своего дома самого президента.
  Совсем крошечная роль у другого ветерана тюзовской сцены Юрия Ратникова. Но как же трогает зрителя эпизод, когда старый камердинер герцога рассказывает о сыновьях, вместе с другими парнями запроданных пушечным мясом в далекую Америку за горсть драгоценных камней. Он потерял детей, но не утратил гордости, а потому не берет подачки из рук надменной леди. И тут невольно вспомнятся наши парни, сложившие головы или покалеченные на чужбине неизвестно за чьи интересы. Вот ведь какие напрашиваются параллели даже с Шиллером.
  К достоинствам спектакля несомненно надо отнести и сценографию художника Алексея Питерских. Маленькая сцена театра использована так рационально, что без труда переносит действие то в дом Миллера, то во дворец президента, то в покои леди Мильфорд... И создает зрительный образ спектакля — простой и впечатляющий.
  Любовь всегда права,— говорит нам этот спектакль. Права, приходит ли она в хижину бедняка или во дворец вельможи. И даже растоптанная — побеждает. Если, конечно, настоящая.

В.Чижов (Тула вечерняя 18/02/1992)



^ Наверх