Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

А ОН МЯТЕЖНЫЙ, ПРОСИТ БУРИ



Фото А ОН МЯТЕЖНЫЙ, ПРОСИТ БУРИВ новом спектакле ТЮЗа все события развернулись вокруг матроса-революционера с легендарного «Потемкина». Сам броненосец по ходу сценического действия так и не появляется ни разу. Но постоянно чувствуешь его «живое дыхание». Представляешь, как медленно он движется, «окруженный тесным конвоем дыма», как долго идет мимо высоких берегов, а море, тихое и ласковое, «словно облитое синим маслом».

 

  Героическая судьба корабля — невидимое, но сильное подводное течение, своего рода согревающий мощный «Гольфстрим». Как же достигается этот эффект присутствия? Образ моря, живого, изменчивого, создан художником Н.Кузнецовым. Настроение, заданное в оформлении, несет и актриса В.Силко. Пожалуй, ее роль, сухо названная «лицом от автора», под неусыпным оком режиссерским более всего «оживляет» броненосец. И начинают дышать емкие метафоры, яркие образы: «фосфорическое свечение моря», «движущиеся огни невидимых судов», «число песчинок, недоступное человеческому уму» и, наконец, «полное тайны видение взбунтовавшегося броненосца, появившегося однажды очень далеко в море...» Здесь — первая дань смелости режиссера Н.Паркалаб, не побоявшейся сочетать патетику жеста, интонации — всего облика актрисы с бытовым характером тех событий, которые разовьются дальше.
  Вторая удачная находка: романтика темы усиливается музыкой Д.Шостаковича и, возникнув с первых тактов спектакля, «прошьет» все события, характеры пьесы. А в момент наивысшего подъема «человеческого духа» вызвенит мощно в образе Паруса: «Ветер любит парус... Если ты рыбак, то тебе надо парус. А без паруса лучше в море и не выходи. Шаланда без паруса — все равно что человек без души». Так подводит итог своей жизни старый рыбак, дедушка Гаврика (арт. А.Катков). Но звучат эти слова и как предвестие новых, больших перемен. В них жажда простора, бури, солнца, моря и ветра. В них — завет старшего поколения молодым. Потом в финале эта тема опять проявится открыто: робкий, но весь устремленный, рвущийся в жизнь мальчик Петя вынесет из самого сердца знакомые Лермонтовские строчки. И они полетят в зал, подхваченные голосом от автора, мощно, мажорно — красной строкой всего спектакля:
 

«Под ним струя светлей лазури.
Над ним луч солнца золотой,
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой».

 

  Существует возвышенная романтика еще и потому, что герои, знакомые нам по «прелестному прозрачному роману Валентина Катаева», сохранили свое поэтическое обаяние. Вместе с тем судьбы их теперь вплотную приближены к истории легендарного корабля, так как исчезли лирические описания, подробные экскурсы в психологию действующих лиц в разные периоды их биографии, довольно отдаленные от всего, что связано с «Потемкиным». Одним словом, эпическое повествование при переводе его в жанр драматургический неизбежно достигает сжатости, концентрации. Естественны, казалось бы, потери. И сам Катаев в свое время сожалел, что «орнаментально - описательной частью» пришлось пожертвовать. Но жертва себя оправдала. Фабульная линия, и без того занимательная, стала еще более острой; театром эта острота акцентирована, усилено детективное начало.
  И еще одна особенность. Нельзя не заметить, как сидящие в зале мальчишки и девчонки  узнают  на  сцене «своих» — так жизненно, правдиво воссоздается происходящее. Театр сумел показать то характерное, что свойственно пацанам всех времен. Вот перед нами Гаврик в исполнении Н.Марковой. Точно переданы «схваченные» в жизни, подсмотренные жесты, интонации, взгляд, походка. Мальчишка с нашего двора! Вроде бы из разных поступков складывается сценическая его судьба: то Петю разыгрывает, то раненого успокаивает, то из-за бычков на привозе торгуется. Но всегда он такой, словно всем своим видом говорит: «Надо всегда быть уверенным, что защищаешь правое дело. Смелым надо быть —  тогда любые мерзавцы нипочем».
  Тюзовский Гаврик — не ершистый, не жесткий. Театр не идет и по опасному пути внешней героизации этого персонажа. Напротив, Гаврик совсем домашний: неброский, с негромким голосом, и в наследство от дедушки, и от трудной рыбацкой жизни получивший хозяйскую сметливость, сообразительность, уверенность в жизни. Но этот пацан из тех, кого не случайно зовут Гаврошами. Исподволь, не сразу раскрывает актриса внутреннюю силу, несгибаемость парнишки из народа. Интересны в этом плане эпизод в тире, арест деда, а особенно тот поединок с Усатым, который идет через весь спектакль и в котором мальчик одерживает победу над взрослым человеком; честный и отважный — над тем, кто привык подличать, подглядывать, доносить. Несомненно, интересна в этом плане работа артиста Ю.Ратникова. Как не увидеть мерзавца в его вороватой, неслышной походке, когда и массивная фигура становится вдруг легкой? В особом, выработанном годами подгляде исподтишка, в подобострастии с начальством и в грубости, хамстве — со всеми остальными? Все это артист рисует тонко, ненавязчиво и в то же время с учетом детской аудитории. Акцент более на пластическое решение образа, нежели на текст, удачен еще и потому, что большие куски роли — зоны молчания.
  В спектакле есть и еще одна весьма красноречивая, хотя почти немая роль. Три небольших эпизода у О.Исайкиной, исполнительницы роли Моти. Но, право же, не зря приходит на память Инна Чурикова. Та же органичная угловатость, комичная неуклюжесть, та же правда характера.
  А Петя? Тот самый Петя, который создал себе свой, особый нафантазированный мир — и вдруг попал в самую гущу событий. И каких! Сердце его всегда жаждало острых приключений и за неимением их — «гордое и мужественное одиночество, Робинзона на необитаемом острове». И вдруг — Гаврик! Да никто иной, а именно Гаврик помогает открыть новый мир Пете. Жизнь вдруг распахнулась, перед тихим гимназистом и все, что грезилось раньше в мечтах, оказалось здесь, рядом — стоит руку протянуть, стоит только решиться... Главное — Гаврик рядом, а «все-понятия и вещи в присутствии Гаврика тотчас теряют свою привычную оболочку. Городовой становится драконом»; печальное селение вдов и сирот превращается в «рабочую слободку с лиловыми петушками в палисадниках».
  И Петя, ведомый Гавриком по горячей, бьющей живыми токами земле, естественно приходит к отчаянным, веселым, пахнущим порохом людям. Исполнение Л.Егоровой убеждает. Путь мальчика к настоящему Парусу своей жизни нелегок, тернист, но мы чувствуем, как худенький, застенчивый подросток в костюме гимназиста на вырост к концу спектакля становится сильнее. Он тоже участник боев. Тех самых горячих схваток с врагом, которые было особенно трудно воссоздать. Но максимально используя все сценические эффекты, театр передает динамику борьбы, ее пафос. Сильно развито в спектакле детективное начало, приключенческий дух его немало способствует успеху постановки в целом, вызывает живое соучастие зрителей.
  ...Все события развернулись вокруг матроса - революционера с броненосца «Потемкин». Сначала его прячут в рыбацкой хибаре, устраивают побег, затем встреча на причале, и снова побег. В роли матроса Родиона Жукова артисту Ю.Шестереню порой, недостает истинно катаевской собранности персонажа, основательности внутренне, а не только значительности внешней, которая сбивается часто на браваду.
  Много удачнее образ другого революционера - Терентия. В исполнении Д.Морозова это внушительный, спокойный, знающий свое дело человек. В нем ощущается жизнь человеческого духа, тот «парус», который нужен ветру революции. Тот самый парус, которому и посвящен новый спектакль тюзовцев «Белеет парус одинокий».
 

  На фото С.Казза: сцена из спектакля. В ролях: Гаврик — арт. Н.Маркова. Усатый — арт. Ю.Ратников.

Л.Морозова (Молодой коммунар 29/02/1976)



^ Наверх