Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

ДОРОГА В БЕССМЕРТИЕ



Фото ДОРОГА В БЕССМЕРТИЕРаздумья после спектакля театра юных зрителей "Дорога к солнцу".

 

  Спектакль о Саше Чекалине - его детстве и ранней юности, больше прожить ему не было суждено — Тульский театр юных зрителей посвятил 40-летию обороны Тулы от фашистских захватчиков. Пьесу, или, как назвал ее автор — «Версию в двух частях» создал главный режиссер ТЮЗа Владимир Богатырев, который и поставил спектакль. В ней использованы документы, воспоминания командира партизанского отряда, в котором воевал Чекалин, матери Саши, биографические факты из книги В.Смирнова «Саша Чекалин», рассказы отца, стихи поэтов, погибших на войне: Леонида Велкомира, Павла Когана, Бориса Кострова, Василия Кубанева, Михаила Кульчицкого, Николая Майорова, Георгия Суворова.
  Стихи поэтов, погибших на войне... Они возникают в спектакле, естественно вплетаясь в действие, мягко звучат на фоне то тревожных, то мягко-лиричных звуков музыки (композитор Сергей Иноземцев, музыкальное оформление спектакля - Аллы Сарыгиной). Они приподнимают спектакль над тяжелой, кровавой реальностью страшных дней войны, придают ему поэтическое, философское звучание, делают спектакль не историей жизни Саши Чекалина, а нашим воспоминанием о нем. Так весь спектакль задуман и поставлен, и этой задаче служит вся его режиссура и оформление, достаточно условное и отвлеченное от быта, где вещи обозначаются не сами по себе, а выступают как символы, что позволяет им точно «работать» на главную идею: создать не «репортаж» о жизни Саши Чекалина, и заставить понять главное, что вело самых обыкновенных мальчишек и девчонок сороковых годов на смерть за ту жизнь, которую они так любили...
  Пространство сцены открыто. На переднем плане — тяжелые серые плиты, вызывающие ассоциации со скорбным мемориалом — памятником погибшим. Потом, на время, зритель забудет, что это надгробья, они станут просто землей, на которой бурлит молодая, радостная юность. И только для сидящей вдали матери (скорбная, почти неподвижная фигура в черном - артистка В.Силко), для отца (арт. В.Шубников), для поэта, то есть для тех, кто остался жить и в чьих воспоминаниях воссоздается жизнь Саши, они остаются памятником. На заднем плане - дерево, увешанное игрушками, цветными листьями, яблоками - дерево детства Саши. На переднем - точно такое же, но голое, серое, не дерево - скелет, символ войны. Так просто и точно решает оформление спектакля художник Р.Доминов.
  Яркий свет заливает сцену, и появляется Поэт (артист Ю.Пронин).
 

- Мы были всякими, любыми,
Не очень умными  подчас,
Мы наших девушек любили,
Ревнуя, мучась, горячась,
— читает он.
- Они нас выдумают мудрых,
Мы будем строги и прямы,
Они прикрасят и припудрят,
И все-таки пробьемся мы...

 

  Поэт - обаятельный длинный «очкарик» в свитере и джинсах, он рассеянно бродит по сцене, путаясь в проводах своего микрофона, весь из нашего дня, юный интеллектуал, студент, философ, размышляющий о тех днях, о тех парнях и девушках, своих ровесниках, пытающийся извлечь из стихотворных строчек ответы на вечные вопросы о жизни, смерти, любви. Он — наш, но он в сути тот же, что Саша, Алена, Андрей, Мишка...
  Это увидела и оценила зрительская аудитория, а она на том спектакле была необычная для ТЮЗа, полностью взрослая, и не просто взрослая: на спектакль были приглашены педагоги города. ТЮЗ решил показать свой спектакль именно этой взыскательной публике, дать ей беспристрастно оценить его воспитывающее воздействие.
  Приведем здесь несколько высказываний учителей:
  - Не удивляйтесь, что мы никак не разговоримся. Спектакль прошел через сердце, поэтому   и молчим. Не было сил на бурные аплодисменты...
  - Да, мы сидим сейчас какие-то «размягченные». Стихи прекрасные...
  - Они - тоже документ той эпохи, в которой формировался характер Саши Чекалина и его товарищей...
  Сашу Чекалина играет артист Владимир Андреев. Он создает хорошо узнаваемый образ мальчишки, простого, естественного, любознательного и озорного в детстве. Самоуглубленного, много думающего о разных сторонах жизни в юности, с присущим этому возрасту стремлением найти в книгах и в спорах с друзьями ответы на все вопросы с уверенностью, что уж они-то покончат с остатками несправедливости и подлости в мире.
  Но на сцене два Саши: на заднем плане сцены, под «деревом Сашиного детства», стоит деревянная кровать с пестрым лоскутным одеялом. На ней маленький Саша (арт. Л.Егорова) и бабушка (арт. Е.Трубицына), она рассказывает мальчику сказку перед сном о прекрасной принцессе и маленьком Королевиче, извечную сказку о добре и зле. Артистка здесь — сама любовь и самоотверженность, сама забота и о здоровье, и о еде, и о душе внука, она в курсе всех его мальчишеских дел и проказ. Она и поворчит, но выручит, как истинный друг. Сцены из детства возникают не раз, и нам становится понятно, как вырастал и мужал Сашин характер. Он еще в детстве кричал, вырываясь из рук бабушки: «Они там без меня не справятся!» Так же и в юности, глотая слезы обиды, зло сжав губы, он снова и снова идет к командиру просить взять его в партизанский отряд. И как в детстве он, не щадя себя, лез в драку за справедливость, там и в свой предсмертный час, думая над предложенной ему фашистом лазейкой в жизнь, он медленно рвет подсунутый на подпись «документ», тем подписывая себе приговор, «потому что это было бы предательством перед теми, кого расстреляли, замучили...»
  Учительница 10-й средней школы Н.В.Занегина:
  - В этом многоплановом спектакле яркой нитью проходит мысль о том, что все начинается с детства. Недаром так естественно вошла в него сказка, всегда формирующая душу ребенка, утверждающая его в чувстве обязательной победы добра над злом, в необходимости бороться со злом, потому что, как говорит герой спектакля, «мы живем для того, чтобы добра в мире стало больше». Я хочу сказать: все поступки Саши в детстве, реакция на них окружающих, понимание жизни и поведение матери, отца формируют его характер. Вся атмосфера жизни в спектакле — наша, советская, и в этой атмосфере вырастают люди, готовые отдать жизнь ради других. Это оказывается заложенным в советском человеке с детства. Я уверена, что школьники, которые будут смотреть этот спектакль, эту мысль поймут. И сам спектакль станет одним из тех событий, которые оказывают сильное, воздействие на души ребят...
  ...Саша рвет предложенную ему фашистом бумагу, обещающую спасение. На сцене вдруг образуется толпа, в которой можно разглядеть среди живых и тех, кто погиб, здесь Алена, первая Сашина любовь (арт. А.Александрова), здесь бабушка, мать, отец, они говорят, говорят, каждый свое, вырывается короткий монолог отца о том, что Саша был для него такой же парнишка, как все, но память сохраняет о человеке самое лучшее и светлое; поднимается вверх отчаянный вскрик матери: «Сынок, да зачем же я тебя отпускаю!», слышатся причитания бабушки, и всю эту толпу отодвигают, отпихивают ружьями немецкие солдаты, и Саша отодвигается от них, остается один... А потом идет по ярко высвеченной дорожке, протягивает руки вверх — к солнцу. Раздаются торжественные слова Указа о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Сцена вызывает щемящее напоминание о гибели, о казни, о толпе односельчан, видевших ее, и одновременно эта сцена — воспоминание о тех, кто отдал жизнь за нас, не дожив ее в этом таком любимом ими мире...
 

Нам снова хочется домой,
В тот мир простой, как лист тетрадный,
Где я прошел, большой, нескладный
И удивительно прямой, - читает Поэт.

 

  Зрители говорят не только о том, что им понравилось, они отлично видят недостатки спектакля, спорят. Выступавшие отметили (в этом с ними нельзя не согласиться) слабость начала второго действия, некоторые длинноты пьесы, ослабляющие впечатление, неравноценную игру актеров, то, что не всегда доходил до зрителей текст. Спорили о том, могут ли деревенские герои, особенно пожилые, говорить столь же правильно и интеллигентно, как сегодня, или им нужна была определенная стилизация под крестьянскую речь; не все поняли условность оформления спектакля...
  Так получилось, что директор школы № 34 И.Д.Шлыков своим выступлением подвел итог:
  - Я целиком за этот спектакль, несмотря на некоторые его шероховатости. Село Песковатское находится в пятнадцати километрах от деревни, где я жил во время войны. Партизанский отряд, в котором был Саша Чекалин (конечно, мы, мальчишки, не знали его тогда), не раз приходил в нашу деревню. Ребята — народ вездесущий. Мы видели их дела, понимали их операции. Помню такой случай. Ночью партизаны приволокли в деревню ствол огромного дерева и положили поперек дороги. Утром на дороге скопились машины, мотоциклы. Фашисты вылезли без оружия, собрались возле дерева, чтобы его оттащить. И тут с трех сторон ударили автоматные очереди... Это только один эпизод, а их было много. Что же касается бытовых деталей — многие из них очень достоверны, вплоть до футболки, в которую одет герой. Помню, у меня тогда была точно такая же... Но это — не главное. Если заботиться о документальной точности в мелочах, спектакля не получится. А он — получился, и мы обязательно приведем на него ребят, а потом еще раз поедем в Чекалин и Песковатское, к мемориалу Саши Чекалина...

Л.Носкова (Коммунар 6/12/1981)



^ Наверх