Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ



Фото ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ  День рождения, совпадающий с праздником, — праздник вдвойне, но если он попадает на старый Новый год — торжество, возможное только в России, то поневоле ждешь чего-то загадочного, таинственного. Повезло художественному руководителю Тульского ТЮЗа В. С. Шинкареву - он родился 13 января, и сегодня мы поздравляем его с пятидесятилетием.

  

  - Владимир Степанович, судьба ведь порой посылает свои "подарки" или испытания: накануне вашего дня рождения из театра ушли несколько человек...
  - Я не считаю это ударом судьбы. Их уход - нормальный процесс, и в связи с этим мне вспоминается замечательная фраза, которую прочел в одном из романов Тургенева:"Дети выросли: что ж делать детям, коль не расти?.." И в самом деле: эти актеры - мои недавние студенты, а остальное вряд ли стоит комментировать. Спектакли будут идти попрежнему, театр не закроется. Вообще, это удивительное искусство, существующее уже тысячи лет. Когда появилось кино, театру прочили гибель, с появлением телевидения - тем более. А он живет и живет.
  - И будет жить века и тысячелетия...
 - Потому что идет диалог, который никогда не прискучит: душа актера ведет разговор с душой зрителя. Хотя театр все время видоизменяется, появляются новые способы самовыражения режиссера. Именно его, потому что актерская игра неизменна с античных времен, смысл ее всегда одинаков. Но порой режиссеры сегодняшнего дня превращают искусство в искусственность. Мы недавно были в Рязани на фестивале "На пороге юности", где шли спектакли для детей и подростков. Там питерцы показывали работу, шведского режиссера по шведской же пьесе, а критики, столичные и провинциальные, на обсуждении потом долго спрашивали: "Это ли вы хотели сказать, верно ли я понял?.." Иной раз и правда не понимаешь ни подлинного смысла пьесы, ни мотивов поступков героев, до того намудрят постановщики.
 - Вспоминается театральный анекдот, как после премьеры все очень хвалили режиссера за новаторство: на сцене среди роскошных декораций красовались стремянка и швабра, а потом выяснилось, что их попросту забыли в суете электрик и уборщица.
 - Что-то в этом роде чаще и происходит, но зрелище на сцене должно быть не только занимательно-развлекательным, но и нести идею, смысл, и в этом - главная задача режиссера.
 - В этом часто помогают любимые, проверенные авторы. У вас есть такие?
 - Я рискую показаться неоригинальным, но был такой неплохой драматург - Шекспир... Он всегда интересен, современен, познавателен, хотя очень жаль, что мы читаем его в переводе. Мне всю жизнь очень близок Бальзак, и в юности я даже хотел выучить французский, чтобы читать его в подлиннике. Но мы в жизни слишком многое откладываем на потом, забывая, что потом ничего не бывает, потом наступает пятьдесят лет и - так далее.
 - Зато, как утешение, с годами к нам приходит опыт, в режиссуре это ведь немаловажно.
 - Хочется ставить так, чтобы зритель не только понял и услышал меня, но и понял и услышал себя: у каждого без исключения человека есть в душе хорошее, светлое, но молодые люди стараются это хорошее, в себе если и не растоптать, то заретушировать.
 - Да, ваш зритель наиболее сложен: он еще не сформировался, ищет себя, и потому из него стихийно лезет и светлое, и темное, и он порой просто не знает, что со всем этим делать.
 - Мне приходится иметь дело с подростками в театре, к тому же я преподаю в Тульском колледже культуры и искусства, но сказать с уверенностью, что знаю этот контингент, не могу. Лишь когда ставлю спектакль, стараюсь жить в том ритме, в котором живут подростки.
 - Тут у вас есть "суфлер", который живет у вас дома: ваша дочь.
 - Да, моей Ярославне сейчас шестнадцать, и она мне очень помогает: многое проверяю на ней, начиная от музыкального оформления и до житейских ситуаций в пьесах, это верная подсказка.
 - А когда вспоминаете собственную юность, не задумываетесь, сколько дорог не пройдено? Ведь вам судьба предоставляла такие разные пути.
 - После окончания Киевского института я мог работать у Софии Михайловны Ротару, вести ее концерты. Тогда же я пробовался на роль в фильме киностудии им. Довженко "Земные и небесные приключения". И в этот же год я поступал на курс к Андрею Александровичу Гончарову и даже прошел три тура. Но - не получилось, и я ушел в армию. Потом, отслужив, вернулся, поступил в ГИТИС и окончил его по специальности "режиссер музыкального театра". И опять было несколько путей: мог остаться работать в Москве, мог уехать в другие города, помимо Тулы, где я живу с 1981  года. Но не только мне выпадало такое обилие дорог, каждый человек в жизни проходит через подобное испытание - выбор, и что потом гадать, как бы сложилось, если бы... Есть день сегодняшний, а что было, что будет...
 - Есть только миг между прошлым и будущим?
 - Да, за него и держись. И если я сегодня о чем-то тужу, тоскую, то даже не по своей родной Украине, а по родителям, которые живут в маленьком городке Донецкой области: жизнь усложнилась, и столько проблем сейчас у стариков... Впрочем, об этом и так каждый знает. А что до украинских просторов, степей, ястребов в небе, то в Тульской области, да и вообще в Центральной России, природа не хуже, и мне так повезло, когда я стал делать Тургеневские праздники. Правда, к Туле я до сих пор не привык, но преклоняюсь перед этой великой землей: сколько имен, сколько гениев она дала миру, здесь маленький городок по значимости становится просто мегаполисом. Но тут же меня удивляет равнодушие земляков-современников по отношению к этому наследию. Однажды меня пригласили на Алтай делать праздник к юбилею Василия Макаровича Шукшина: вот где трепетное отношение и почитание! А у нас об уникальных личностях - Толстом, Поленове, Болотове - вспоминают лишь через пять лет к очередному юбилею и - быстренько, быстренько чествуют, чтобы потом опять отмахнуться. Смотрю на своих юных зрителей и страшусь, что они не только биографий великих земляков не знают - о Великой Отечественной войне "кое-что помнят", как сами говорят. Ведь мы в ТЮЗе ставили "Молодую гвардию", "Дворянина из Дворянинова" - спектакль об Андрее Тимофеевиче Болотове, и были встречи со зрителями, обсуждения - пробелы в познаниях у ребят ужасные. То есть они, возможно, грамотны технически, знают математику и владеют компьютером, но вот идеалов в душах - нет, патриотизма, национальной гордости - нет. Увы, это наша общая беда и проблема, и придется решать ее и дома, и в школе, и в театре. В этом для меня и есть смысл сегодняшнего Дня.


Марина Панфилова, фото Геннадия Полякова (Тульские известия 13/01/2004)



^ Наверх