Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

ЯПОНСКАЯ СКАЗКА В РУССКИХ КРАСКАХ



Фото ЯПОНСКАЯ СКАЗКА В РУССКИХ КРАСКАХВ Тульском ТЮЗе перед закрытием сезона состоялась еще одна премьера: режиссер А. Литкенс поставил спектакль по пьесе Г. Сапгира «Волшебный меч старика Таро».

 

  К сожалению, ТЮЗ сегодня вынужден работать только на совсем юного зрителя, поэтому здесь присутствует постоянная потребность в сказках. А их, как ни странно, не так много, пьес-сказок — и того меньше. Причем почти во всех присутствует непременный перечень героев: кощеи, бабы-яги, царевны и богатыри. Забавно, но надоедливо.
  Конечно, «Волшебный меч старика Таро» — не японская сказка, не переводная. Просто наш отечественный драматург написал пьесу про Японию так, как он ее себе представляет. Поэтому требовать от создателей спектакля: «А вот еще повосточнее, а позмеевиднее» — нелепо. Это всего лишь взгляд отсюда, из современной России, на прошлые века Страны восходящего солнца. Что мы видим? Сосны, сопки, бумажные домики, иероглифы, статую Будды — Восток глазами европейца. Возможно, японцы видят свою страну иначе, но что поделать: у них глаза другие.
  Художником Сергеем Сачковым на сцене создана вращающаяся конструкция, позволяющая, как в калейдоскопе, менять и создавать новые узоры из одних и тех же составляющих. Поворот, еще поворот, хижина, дворец, храм. Если бы не излишняя пестрота красок, это напоминало бы японские гравюры, особенно когда герои на мгновение застывают на фоне декораций, как в живых картинах.
  Все действующие лица стараются оправдать свой «восточный адрес»: героини семенят по сцене, герои размахивают руками в стиле ушу и каратэ. Иногда, правда, излишне семенят и слишком усердно размахивают. Но для того, чтобы было полное этнографическое сходство, театру пришлось бы принять в свой штат востоковеда, композитора, балетмейстера. А здесь постановка танцев сделана Валерием Суховым, музыку подобрал Игорь Небольсин. Музыка, естественно, стилизована, потому что европейское ухо вряд ли восприняло бы благосклонно натуральный джап-фолк. И вообще, Сапгир писал про Вьетнам, а Литкенс и Сачков все переделали по-своему и дали другие координаты месту действия, потому что так можно было сделать более выразительными костюмы и пластику. Вьетнам скромнее, хотя, конечно, вьетнамские благородные крестьяне заслуживают внимания. Но они все носят широкополые соломенные шляпы и сатиновые шаровары, а в театре, да еще в детском, без зрелищности не обойтись.
  Между прочим, зрителям все это нравится, зал живо реагирует на происходящее на сцене, народ кричит, аплодирует, смеется. И никого не смущают странные наряды и непривычное поведение героев: наши дети нормально воспринимают и людей в кимоно, и восточные единоборства — каждый второй фильм на экране сегодня имеет этот набор выразительных средств.
  Да и действующие лица вполне могут быть классифицированы так же, как в русских народных сказках. Добрый дедушка (С.Исмангулов), злой Дракон (И.Берзон) — он же Змей Горыныч, голубая героиня (Т.Кондаева) — царевна, Василиса, злая сваха (Л.Кирьякова) — Бабариха, положительный герой (А.Басов) — Иван-царевич, отрицательный герой (Г.Бажанов) — Плохиш: приводить подлинные имена не хочется, все равно их трудно запомнить. Наиболее выгодный ролевой материал у Бажанова и Берзона, их герои выписаны гротесково, комично, одно слово — злодеи. Но весь актерский ансамбль работает с энтузиазмом, при этом есть ощущение, что они не просто играют спектакль, но играют в японцев, посмеиваясь над собой со стороны.

Марина Панфилова (Тульские известия 20/05/1997)



^ Наверх