Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Instagram

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

РусРегионИнформ

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

МНОГО ДЫМА ИЗ НИЧЕГО



Фото МНОГО ДЫМА ИЗ НИЧЕГОПремьерой спектакля по пьесе В.Трофимовой «Мой Тристан» театр юного зрителя закрыл очередной сезон.


  По большому счету, претензий к новому главному режиссеру В.Шинкареву, осуществившему постановку пьесы, не так уж и много — длинноты, неясность пролога, навязчивость неоправданно затянутого финала, подавляющая мрачность атмосферы, излишества в экспериментах с пиротехникой (зрители, имевшие несчастье разместиться в первых рядах, задыхались и кашляли в спускавшихся на них клубах дыма). Это действительно немного, если учесть, что речь идет о премьере спектакля. Постановка технически сложная, требующая слаженной работы всех служб, — так что издержки могут быть.
  Непонятно другое — почему В.Шинкарев, дебютирующий в качестве главного, для такого ответственного спектакля выбрал сомнительный драматургический материал? Имя молодого драматурга Веры Трофимовой достаточно хорошо известно и в нашем городе, и за его пределами. Действительно, случай уникальный — девушке всего двадцать с небольшим, а ее уже знают как автора нескольких пьес и музыки к ним. Некоторые из них ставились — не только в любительских театрах, но и в профессиональных. Раньше недостатки драматургического материала списывались за счет молодости и неопытности автора. Но время прошло — и Вера уже не начинающий драматург. И коль скоро ее пьеса идет на профессиональной сцене, то и требования к ней должны быть соответствующие, без скидок.
  Пьесу «Мой Тристан» впервые мне довелось прочитать года три назад. В ее основе лежит известная средневековая легенда о Тристане и Изольде, легенда удивительно красивая и печальная, гимн любви и рыцарскому долгу.
  В своей пьесе Вера Трофимова предположила, что бы произошло, если бы герои не погибли, а попытались приспособиться к жизненным обстоятельствам. Изольда выходит замуж за короля, продолжая изменять ему с Тристаном, а тот, соответственно, обманывает своего благодетеля. Тайна влюбленных раскрывается, Тристана ожидает тюрьма, изгнание. Он женится на другой, потихоньку спивается и, отравленный врагами, умирает. Перед смертью, конечно, повидав Изольду, которая, в свою очередь, умирает тоже. Как ни крути, все опять заканчивается плохо. Только история из прекрасной легенды о любви превращается в банальную интрижку.
  В версии Веры Трофимовой причина трагедии — в слабости Тристана, вовремя не повернувшего корабль и не умчавшего Изольду в дальние края, где они были бы счастливы. Решая дилемму «любовь или долг», он выбрал долг, и от этого пострадали все. Правда, в пьесе до конца не ясна мотивация поступков героев — возникает ощущение, что ими движет не благородное чувство долга, а элементарная житейская корысть. Но и в этом нельзя быть абсолютно уверенным.
  Что касается персонажей пьесы, здесь вообще нельзя быть уверенным ни в чем. Образы героев начисто лишены каких бы то ни было живых человеческих черт, эпизодические попытки снизить патетику и «расцветить» схему выглядят малоубедительно и еще больше запутывают зрителя. Обобщенность характеристик вполне допустима, если она не находится в противоречии с жанровой системой всей пьесы. В данном случае определить жанр вовсе невозможно. Баллада? Нет. Не хватает поэзии и повествовательности. Трагикомедия — тоже нет, здесь все происходит убийственно серьезно. Пьеса о любви? Какое там! Два человека глотнули по ошибке любовного напитка, а потом всю жизнь мучаются, как от досадной болезни. Тристан предстает то рыцарем «без страха и упрека», то слабым, мелочным, психически неустойчивым человечишкой, то вдруг благородным жертвенным влюбленным. Причем ни сюжетных, ни внутренних психологических предпосылок к подобным переменам нет. Вернее, есть, но они выглядят формально и надуманно.
  Для реализации своего замысла молодой драматург пользуется набором театральных штампов, заимствованных из классики. В этом смысле эрудированности Веры Трофимовой можно позавидовать. Но знание и понимание — это не одно и то же. Слишком много формы и слишком мало содержания.
  Актерам в такой ситуации приходится сложно — им нечего играть. Рисунок роли просто не оставляет такой возможности. Режиссер тщательно разрабатывает мизансцены, чтобы создать хотя бы иллюзию драматического развития, но тщетно — иллюзия остается иллюзией.
В.Шинкарев предлагает зрителям свою версию пьесы — частью сокращенную, частью переработанную. Его вариант более театрален и компактен. Однако переработка не избавила драматургический материал от серьезных недостатков, и силы, затраченные на постановку, оказались напрасными.
  А сил было вложено действительно много. В спектакле заняты все основные актеры труппы, в качестве балетмейстера привлечен Валерий Сухов. Художественное решение спектакля принадлежит Александру Карташеву — и надо признать, и декорации, и костюмы придуманы очень талантливо. Выполненные в темных, почти черных тонах, они создают картину мрачного средневековья. В центре сцены — две большие чаши весов. Они постоянно колеблются, символизируя ситуацию необходимости выбора, в которой находятся герои.
  Интересно и довольно убедительно музыкальное оформление — в спектакле использована музыка Э.Артемьева и Дж.Хорнера. Что же касается вставных зонтов В.Трофимовой, то они сами по себе точны стилистически, но несмотря на это почему-то разрушают органику спектакля. Возможно, от того, что актеры поют плоховато. Но где сейчас найти поющего актера?
  Несмотря на ряд удачных находок и интересных работ, в том числе и актерских (вторая пара — А.Кондрашкин в роли Горвенала и Т.Кондаева в роли Камиллы), в целом спектакль выглядит несостоявшимся.
  Есть и еще один момент, вызывающий недоумение. Спектакль идет два с половиной часа. И за все это время — ни единого светлого пятна, никакой разрядки. Ощущение после просмотра, как после психической атаки. Взрослому тяжело выдержать, что же говорить о подростках...
  Не хочется выносить окончательных вердиктов. Тем более, на основании премьерного спектакля — со временем многое может утрястись и сложиться. Во всяком случае, до открытия нового театрального сезона у ТЮЗа есть три месяца — а это достаточный срок для того, чтобы подумать и, может быть, кое-что скорректировать.

Ирина Скибинская (Тула вечерняя 14/06/1996)



^ Наверх