Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

МОЙ ТРИСТАН



Фото МОЙ ТРИСТАН— так называется пьеса Веры Трофимовой, которую ставит в ТЮЗе главный режиссер Владимир Шинкарев. Пока идут репетиции. А 2 апреля художник Александр Карташев показывал разработанные им макет и костюмы к будущему спектаклю.

 

  Все решено в черном цвете, с которым любит работать А. Карташев. Каждый эскиз костюма — законченная картина, где есть и образ, и характер. Актеры, перебирая рисунки, «искали себя». Полет мечты художника и реалистический взгляд на жизнь дирекции театра находили компромиссы и точки соприкосновения.
Присутствующая при этом Вера Трофимова, казалось, заново читала свою пьесу.
  — Вера, как появился на свет ваш «Тристан»?
 — Лет десять назад, я тогда училась в культпросветучилище, мама принесла из Ленинской библиотеки, выпросив в запасниках, роман «Тристан и Изольда». Я прочла и — сошла с ума. Рисовала только их, а потом вдруг, не зная законов жанра, начала писать пьесу. Естественно, у меня ничего не получилось — потом уже были написаны «Сказка о гордости», «Малютка театральный бес», «Шуты», «Капля страха», поставленная в Тульском ТЮЗе Виктором Шубниковым. А потом Виктор Юрьевич вдруг мне предложил написать о Тристане и Изольде: «Сделай что-нибудь простенькое, вроде «Ромео и Джульетты» — предложение совершенно ненормальное, но я вдруг решилась и заново «заболела» этой пьесой, ходила, не замечая трамваев и пешеходов, даже на даче, среди грядок, обдумывала мизансцены, и тогда соседи могли слышать крик: «Мама, я знаю, куда девать труп!» Но когда закончила работу, радости не ощутила, были усталость и нервное истощение.
  — То, что вы видите рождающимся на сцене ТЮЗа, похоже на ваш замысел?
  — И да, и нет. Первоначально я накатала сто с чем-то страниц, потом пришлось сокращать, но все равно этого было много. Владимир Степанович Шинкарев тоже сокращал. Еще я к «Моему Тристану» написала музыку.
 — Тристан, которого создает актер Ринад Кондаев, Тристан, созданный Александром Карташевым,— они похожи на вашего Тристана?
 — Больше всего я не люблю «розовых» героев, они скучны до безобразия. Мне нравится театральная легенда о том, как в Мариинке актриса приходит к режиссеру с предложением поставить «Тристана и Изольду»: «Ведь там такая прекрасная смерть!» А режиссер отказывается: «Потому что там такая скучная жизнь!» В романе, в легендах все поступки героев словно высечены из мрамора, а все актеры любят играть злодеев и авантюристов потому, что это интереснее. Мой Тристан до любви к Изольде — жуткий эгоист, карьерист, он всеми способами пробирается к трону. Я с самого начала, еще тогда, в шестнадцать лет, поняла, что он не благородных кровей, он конюх, смазливый мальчик, понравившийся королю. И ему нравится топтать благородных рыцарей, баронов. Естественно, они ненавидели этого мужика. И тут его угораздило влюбиться! До того он гоголем ходил, за ним дамы гонялись, с ума сходили, а он их не замечал. Изольда из кубка с волшебным напитком всего глоточек у меня выпивает: ей и того достаточно, чтобы полюбить на всю жизнь, у нее этот дар — любить — от рождения. А Тристан — он весь кубок выхлестал и еще брыкался, упирался: «Не хочу любви, это же так больно!..»
  — Думаю, актерам будет что играть здесь...
  — Надеюсь. Давние времена, когда еще не было ни Англии, ни Франции, только остатки терм, акведуков, низкие, грубые замки, люди с обкусанными ногтями и сальными волосами. Все в зачатках, чистые страсти, которых никто еще не умел скрывать...    
  В рисунках Александра Карташева все иначе: здесь готика, изящество, но мне понравилось. Пусть театральное зрелище будет красивым и изящным.

Марина Панфилова (Тульские известия 9/04/1996)



^ Наверх