Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

РусРегионИнформ

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

НАЧАЛО БОЛЬШИХ ПЕРЕМЕН



Фото НАЧАЛО БОЛЬШИХ ПЕРЕМЕНМинувший театральный сезон в тульском ТЮЗе интересен многими своими особенностями. Они определяются тем, что и в выборе пьес, и в сценическом их прочтении позиция театра обусловлена была главной его задачей - воспитывать у молодого поколения высокие нравственные критерии, воздействовать на ум и чувства школьника, подростка, студента, развивать способность человека с малых лет быть добрым, активно бороться против зла.

 

  ...Если оглянуться, то можно увидеть, что и несколько лет тому назад театр стремился к выполнению своего высокого назначения. Но хотя были отдельные удачи, в целом четкая позиция отсутствовала: нередко пестрота репертуара соседствовала с рыхлостью, незавершенностью постановочных решений.
  Перемены, которые начались с приходом нового руководства в лице директора театра 3.И.Калмыковой и главного режиссера Г.И.Кондрашовой, произошли не сразу. В минувших сезонах ощущался во многом заметный рост, но только в нынешнем можно уверенно говорить, что удачи - не случайны, что искать театр не боится и что в этих исканиях идет неторными путями.
  Тульский ТЮЗ в этом сезоне, как и в предыдущем, продолжал развивать интерес к новой, молодой, драматургии, избегая при этом ошибок при выборе пьес. Так, вслед за пьесой талантливого ленинградского драматурга А.Кургатникова «При любой погоде» театр обратился к произведению подающей большие надежды молодой писательницы из Тбилиси Л.Табукашвили - «Прощальный вальс». Пьеса новая, нигде не шла, гарантом мог служить только собственный вкус да имя переводчика пьесы: Л.Зорин. Тяга молодежного театра к новому писательскому слову оправдала себя. Роль первопроходца всегда трудна, и поэтому вдвойне радует удача. А спектакль «Прощальный вальс» удачен во многих своих компонентах. Не случайно на гастролях в мае этого года в г.Липецке спектакль вызвал у критики ассоциации с письмом десятиклассницы Л.Макухи, опубликованным в газете «Правда» под заголовком «Стать человеком».
  Выпускницу школы, как и миллионы ее сверстников, волнует вопрос «Кем стать?» Ясно, что «стать надо человеком». Но каковы слагаемые этого понятия? Одни ценят смелость, мужество, гордость, силу воли доброта же порой рассматривается как некий довесок. «А может, - спрашивает девушка, - сначала доброта, а потам сила? Может, сначала чуткость - потом мужество? Быть человеком... А может, это значит уметь улыбнуться солнечному закату, в трудную минуту подать руку помощи», уметь во всем оставаться человеком добрым, решать все задачи жизни, и легкие и трудные, «по уму» и справедливости?
  Театр в своей позиции присоединяется к этим рассуждениям, хотя доказываются они от противного.
  Главный герой спектакля Важа Гиоргадзе - студент, энергичный юноша, жаждущий чего-то необычайного. Если бы он родился до революции - распространял бы листовки, до войны - был бы в партизанах. «Но объясните мне, что делать студенту в наше спокойное время?» - вопрошает Важа. Ему мало отличных оценок, он жаждет подвига, хочет быть смелым, отважным. Но энергия превращается в грубость по отношению к родителям, острый ум оборачивается едкими насмешками в адрес товарищей.
  Работа артиста Н.Коншина, удачно дебютировавшего на тюзовской сцене в роли Молчалина, во многом интересна в этом спектакле. Актер показывает связи своего персонажа с окружающим миром и свое отношение при этом дает увидеть зрителю.
  Он призывает понять своего героя, причины его поведения, заставляет думать, искать, в чем-то оправдывать, в чем-то обвинять. Артист здесь последователен: и в мизансценах он сквозь резкость и грубость умеет показать доброту, мы понимаем, как наносно в этом юноше все дурное; и в песнях-зонгах, когда исполнитель выходит на авансцену и поет песни на стихи Расула Гамзатова под собственный аккомпанемент на гитаре. Зал сопереживает, ибо этот подросток словно шагнул из зала на сцену. В чем-то он заблудился, одинок в своих горестях, жаждет понимания... И этих симпатиях зрительного зала легко читается: «Он такой же, как мы все! Его надо понять - это главное! Ведь тогда случилась беда, он на поверку оказался настоящим человеком, чутким, добрым - вот как они с отцом говорят о жизни, об отношениях к людям».
  И будто вступая в разговор с этой категорией зрителей, театр ставит вопрос: разве так необходима беда, крутой поворот судьбы, чтобы юноша стал человеком? Откуда   заблуждения у молодых, в чем, где их истоки?
  Театр рассказывает о том, как мать (арт. В.Богачева) все делает, чтобы сын был накормлен, одет, обут, а каково его внутреннее самочувствие, чего он хочет? Сложнейший процесс духовного возмужания идет сам по себе, зачастую без влияния родителей.
  «Кто скажет, что я плохой отец? - запальчиво восклицает еще один персонаж. - Хочет дочь заниматься музыкой? Я ей из Ленинграда рояль привез. Нравится английский язык? Пожалуйста! Все желания детей удовлетворяются: нам было трудно - пусть им легко будет».
  Легко ли? Всем ходом сценического повествования театр отвечает на этот вопрос: нет, не легко и не просто. Как никогда, подросткам нужна помощь старших - чтобы атрибуты внешнего благополучия не подменяли истинного духовного счастья, чтобы гармонично развивался человек и чтобы нравственные его критерии были не ниже уровня рассуждений десятиклассницы - автора письма в газету «Правда».
  «Не хлебом единым жив человек», - истина проста, однако носит непреходящий характер.
  Стихи Расула Гамзатова положены на музыку композитором Г.Гиндесом (не всегда удачно), но актерская наполненность образа Важи позволяет затушевать этот просчет. Зонги в исполнении Н.Коншина, несомненно, в числе удач постановки. Как и оформление Н.Кузнецова. Конструкция сцены вводит нас в мир современной жизни - улица, дом, интерьер обычной квартиры. По обстановке легко догадаться о времени действия. В лаконичных деталях передается атмосфера рабочего утра; она - в сборах на службу отца, в материнских хлопотах по хозяйству, в том, как опаздывает на лекцию сын студент, несмотря на громыхающий будильник. А на втором плане - фрески, панно, на которых яркая, сочная живопись: фрагменты, ритмы современной жизни, полнота ее, бьющий через край задор молодости. Здесь сценки, зорко схваченные глазом художника, словно из окна поезда, а собранные им в пространстве сцены составляют единое целое, имя которому - жизнь.
  Если в оформлении художника говорится о полноте я многообразии жизни, то в исполнительских прочтениях театр идет «вглубь». Это «вглубь» просматривается и в других спектаклях.
  Раскрыть психологию действующих лиц, помочь в ней разобраться тем, кто в зрительном зале, чтобы извлечь урок из увиденного - к этому стремиться театр, когда обращается к лучшим образцам классического наследия.
  Комедия А.Грибоедова «Горе от ума» - одна из самых «неразгаданных» во всей мировой драматургии. Но театр, движимый нелегкой целью - преодолеть инерцию восприятия простой и будто бы всем известной пьесы, поставил спектакль, после просмотра которого рука невольно тянется к томику с бессмертными стихами: под оболочкой слов открылись чувства, страсти, мысли людей того времени, в чем-то созвучные нашим.
  Наша газета уже писала подробно об этом спектакле, хочется только добавить, что постановкой этой комедии, как и в минувшем сезоне «Ревизором» Гоголя, театр стремится уйти от иллюстративности литературного произведения, взглянуть на классику «свежими, нынешними очами».
  «Тайна профессора Щульце» поставлена молодым режиссерам В.Шубниковым в жанре приключенческом. Казалось бы, кроме захватывающего зрелища, нечего ждать. Но красной строкой в спектакле выявилась линия, зазвучавшая печальной повестью о том, каким обездоленным становится детство в буржуазном мире, где «все люди - враги».
  Вместе с тем спектакль оставляет впечатление студийности, в нем много лишнего в выстраивании мизансцен, в оформлении, в световых, звуковых эффектах и т.д. Чувство меры и вкуса порой изменяет авторам спектакля.
  Органичен арт. В.Бугаев в роли Шульце, актерская оснастка образа разнообразна и точна. Артисты играют в спектакле увлеченно, умело ведут публику (в основном это дети среднего возраста) за острым сюжетом.
  «Слуга двух господ» Гольдони в постановке Г.И.Кондрашовой интересен своим замыслом. Зерном спектакля стал карнавал в Венеции. В течение трех дней происходят всяческие перипетии, в итоге которых выявляется сверхзадача спектакля - торжество ума, сметливости, оптимизма и мудрости Труффальдино, человека из народа.
  Артисты В.Бугаев и А.Исмангулов, играющие в очередь, привносят в роль русский мотив, живо напоминающий известную повесть о том, как мужик двух генералов прокормил.
  Свежесть трактовки пьесы можно увидеть в том, что получился спектакль-праздник, радостным, мажорным звучанием он запоминается надолго. Много при этом значит оформление заслуженного художника РСФСР Л.Я.Брустина. Вся конструкция сцены - город на воде. Голубой ковер имитирует воду, все оформление держится на ножках, как на мостках. Центральная улица - главная площадь Венеции, а от нее в разные стороны по горбатым мосткам разбегаются площадки помельче - дома Венеции с непременными балконами.
  Мысль о карнавале внушает зрителю общее мажорное решение в оформлении спектакля. В силу скорости выпуска спектакля (1,5 месяца) многое успешно дорабатывалось уже после премьеры.
  «Емелино счастье» В.Новацкого и Р.Сефа в постановке И.С.Манохиной (педагог ГИТИСа) - спектакль неровный. Из-за неудачного выбора исполнителя на главную роль премьера оставляла желать лучшего. Затем на роль Емели был введен арт. В.Бугаев, и спектакль «ожил». Тем более, что во многих его компонентах успех был заложен изначально.
  Во-первых, в общем решении его - как народного представления, ярмарочного, веселого игрища. Действие часто выносится на ярмарку - легкость, красочность спектаклю придает и народная музыка, написанная для спектакля тульским композитором Сухановым.
  Художник Н.Кузнецов проявил и свое знание фольклора, умение его использовать. Спектакль тепло принимается публикой, хорошо отмечен критикой.
  «Игра мотыльков» В.Железникова в репертуаре театра несет важную задачу; как и «Прощальный вальс», ставит проблему взаимоотношений, «отцов» и «детей». Однако есть в драматургии просчеты. В истории о том, как избалованный своей, в поте лица трудящейся мамой-машинисткой, сын проходит нелегкий путь к духовному возмужанию, опущен главный момент - перерождение героя. Будучи наказанным за угон машины, пережив ряд перипетий в отношениях с матерью и судьей, который оказывается лично заинтересованным в судьбе мальчика и помогает ему обрести истину, герой является зрителям после того, как уже многое понял, пересмотрел в своей жижи, стал взрослее, лучше. Сам процесс перерождения оставлен драматургом как бы за кадром. Что делает театр, чтобы компенсировать этот просчет? Постановщик спектакля Г.Кондрашова, назначив на роль главного героя арт. А.Исмангулова, артиста нервного, импульсивного, в какой-то степени завуалировала пустоты пьесы. Исполнитель точно, психологически верно показывает перемену в судьбе, в характере - и веришь этому.
  Но эта вера рушится, когда вступает арт. Ю.Шестерень, играющий роль судьи, несущий тему образа весьма поверхностно, не утруждающий себя в поиске приемов, красок.
  В роли матери арт. Н.Полицан тоже не всегда убеждает. Женщина с трудной судьбой иногда выглядит излишне кокетливой.
  Спектакль оформил художник Н.Кондрашов, точно воссоздав атмосферу действия.
  Еще одна премьера сезона - «Римская весна» В.Кубацкого - режиссерский опыт артиста В.Тихонравова. В изображении конкретных исторических персонажей театр проявил и такт, и верное понимание биографической пьесы.
  Тот факт, что молодежный театр в своей работе сумел соблюсти верные акценты, передать суть образов, несомненно, явление положительное.
  Не случайно на фестивале польской драматургии театр, режиссер Тихонравов и актеры, исполняющие главные роли, награждены дипломами Министерства культуры СССР. Спектакль также хорошо отмечен критикой на страницах журнала «Театральная жизнь».
  В общем и целом репертуар ТЮЗа в 1976-77 годах показывает заметный рост всей труппы. Труппа мобильна, с хорошей работоспособностью. Об этом говорит более всего успех у зрителей, одобрение критики и в Туле, и в городах, где прошли гастроли. В Липецке, например, финансовый план театром перевыполнен в 2 раза, спектакли посмотрели 60000 зрителей, 20 представлений показаны труженикам села.
  В театре постоянно идет профессиональная учеба, творческую атмосферу создает и увлеченная работа актеров в литературном театре - своего рода студии. Здесь берется в актив такой материал, как проза Ф.Достоевского, Л.Толстого, здесь, несомненно, повышается мастерство актера. Ведь, как говорит один из самых интересных мастеров современного театра Ю.Мильтинис, «театр - метафора жизни. Творчество - изучение жизни, извлечение смысла из бурного ее течения, стремление выявить и сохранить ее смысл. Поэтому в театре мало играть, поступая как в жизни - тут чаще всего не будет выражения ее смысла. Жить как в жизни надо в самой жизни, для этого нечего занимать сцену. Можно искусно воспроизвести в спектакле сто подробностей, а можно сосредоточиться на одной-двух из ста... и передать смысл бытия, представление о нем. Тогда спектакль в целом будет метафорой жизни, мгновением ее истины».
  Пусть же будет в театре больше таких мгновений.

 

Л.Морозова (Молодой коммунар 21/07/1977)



^ Наверх