Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ПРИЛИЧИЯ



Фото НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ПРИЛИЧИЯВ театре юного зрителя идет спектакль по пьесе О.Данилова «Три пишем - два в уме», поставленный главным режиссером В.Богатыревым.

 

  Пьеса рассказывает нам историю из жизни одного среднеарифметического, - скажем так, ибо профиль его точно неизвестен —профтехучилища. Рассказывает не надуманно, не приблизительно; история эта и доставленный спектакль бьют, как говорится, не в бровь, а в глаз. Это легче всего заключить по реакции самого заинтересованного зрителя: 15 октября в зале сидели юноши и девушки, на большинстве из которых была форменная одежда ПТУ, — и надо было видеть этот небывалый интерес, эту острую и точную реакцию на каждую реплику, эти нескончаемые аплодисменты и крики «Браво!» в конце. А ведь публика-то, скажем честно, не самая искушенная. Просто увидели спектакль о себе, узнали себя, поверили в правду спектакля.
  ...На заднике сцены — привычные для любого подобного учебного заведения технические диаграммы, схемы, плакаты с красивыми, правильными словами о значении труда и учебы для молодежи. Ближний план — это учительская, но вся разоренная, здесь козлы, лестница, ведра, банки — идет ремонт. В этом оформлении заслуженного работника культуры РСФСР Н.Кузнецова, естественно, живут, перемещаются герои спектакля — учителя и учащиеся.
  В углу учительской, подальше от лестниц и ведер, примостился экзаменатор, молодой учитель истории Виктор Николаевич. Возле него топчутся ребята: сдает экзамен последний из них...
  С первого появления на сцене Виктор Николаевич (артист Владимир Андреев) своим обликом и поведением заявляет свою некую обособленность от окружающей обстановки, атмосферы, людей. Еще не дойдя до своего стола, он подходит к рабочему, делающему в учительской ремонт (больше изображающему, чем работающему), и протягивает книгу, предварительно прочитав ему вслух несколько строк. Мы чувствуем по его поведению: перед нами — просветитель по призванию. Как выясняется позже, это его сознательная и твердая позиция. «Меня мама с шести лет водила в филармонию, читала мне прекрасные книги... Должен я хоть что-нибудь отдать людям!». Это линия жизни героя, относящегося к своей учительской профессии как к высокому служению... Но об этом позже. Пока —экзамен. Все здесь как-то несерьезно. Саша Чиков (артист А.Аваков) берет билет, читает: «Отечественная война 1812 года». Тут же радостно объявляет учителю: «Война 1812 года была в 1812 году». Ребята, слышащие это за дверью, хохочут, просовываются в дверь, почти кричат: «Бородино!» Саша радостнее говорит, что была еще битва при Бородине. Проходящий мимо рабочий громко бормочет себе под нос: «Кутузов!» И Саша, уже ликуя, добавляет: «В этой войне командовал полководец Кутузов...».
  Словом, происходит фарс, называемый «экзамены», где роли заранее распределены и конец известен: ничего не знаешь, не беда, тройка все равно обеспечена. К этому привыкли, это принятые здесь «правила игры», или, как скажет потом директор училища (артист А.Катков), - «правила приличия», которые соблюдают все без исключения, как нечто само собой разумеющееся.
  И вдруг — гром среди ясного неба! — появляется нарушитель этих самых правил: Виктор Николаевич ставит Чикову двойку...
  Вокруг этого невероятного события начинается ажиотаж, идущий с нарастанием и ускорением, в результате которого обнажается суть явления и суть характеров действующих лиц. Но больше — явления. Этим, думается, объясняется дух и образность спектакля, без особого выделения отдельных актерских работ (особняком стоит только В.Андреев), когда индивидуальность каждого лишь подчеркивается легкими мазками, дается штрих, намек на характер. А весь спектакль отличается ансамблевостью, подкупает искренностью, увлеченностью работы актеров.
  Итак — двойка за экзамен.
  Она и воспринимается «обеими сторонами» - учителями и учащимися — как гром средь ясного неба. Вокруг Виктора Николаевича начинается невероятная, если судить по законам совести и порядочности, работа. Каждый пытается воздействовать на строптивца в меру своей индивидуальности. И в каждом обнаруживается своя доля душевной развращенности, которую никто как таковую, и не воспринимает, потому что привыкли.
  Мастер группы Игорь (артист В.Симоненко) - избалованный и уже развращенный ощущением своей незаменимости в том смысле, что попробуй, найди на его место человека: кто пойдет?! Он с ребятами запанибрата, мол, я вам любую поблажку, ну уж вы меня не подводите, чтоб спиртного ни-ни! - и ребята, отлично усвоившие правила игры, не подводят. Чувствуя под собой столь твердую почву, Игорь берет с места в карьер, обрушивая на учителя свой довод: а премия? И поездка с женой в Ригу, значит, тоже не состоится? И так далее...
  Отец Саши Чикова, рабочий, бригадир, едва взглянув на ситуацию, начинает воспитывать и запугивать. А как же! Он рабочий, важнейшая фигура в жизни, а тут какой-то жалкий учитель... И льется из его уст дешевая, но страшная демагогия: что-то у вас здесь не то! Не можете, значит, честно делать свое дело? Та-ак! У меня там бригада стоит, а вы тут! Надо будет писать куда следует…
  Коллега:
  - А что, хватит мне тройки ставить! Я вот тоже возьму и поставлю двойку! Вот возьму и поставлю! Наставлю! Я тоже хочу совершить героический поступок!!
  Вот как, оказывается. Поставить двойку — это не больше не меньше - героический поступок. Но вы смотрите дальше и убедитесь, что это, действительно, едва ли не так.
  Директор толкует о том, что скажут в управлении. Сломали, мол, нежную детскую душу. Не сумели увлечь предметом. Недовоспитали, недодали... И когда «нежная детская душа», Саша Чиков, оскорбленный, «непристойным» упрямством учителя, кидает директору на стол заявление об уходе из училища, оно перевешивает чашу весов. Директор предпочитает подписать такое же заявление учителя. Потерять его менее болезненное событие, чем отчислить ученика!
  Эта несчастная двойка, о которой в коллективе, не растерявшем своих нравственных основ, и говорить-то не стали бы, становится пробным камнем. Даже любимая девушка, преподаватель эстетики Светлана, ставит свое согласие выйти за Виктора замуж в зависимости от этой двойки. И когда на Светлану чуть «поднажали», она предает любимого. Принимает экзамен у Чикова и ставит ему «три».
  Однако Виктор оказался из какого-то иного материала. В.Андреев точно передает все его смятение, всю бурю чувств, страдание, но главное - его абсолютную неспособность солгать, предать, поступиться нравственным принципом, идеей. Они и говорят-то с коллегами как будто на разных языках, абсолютно не понимая друг друга. Они ему про премию, престиж, скандал — а он им про то, что мы должны растить не работягу, а личность, про духовные ценности...
  Сытость, спокойствие, благополучие давят, побеждают. Апофеозом этой грустной победы кажутся сцены, когда затравленный Виктор, прижимая к себе портфель, стоит на козлах, как на постаменте, и вокруг него в блестящих атласных костюмах беснуется очередной пресловутый вокально – инструментальный ансамбль, где налицо отсутствие всякой музыки, зато есть вакханалия мускулов и полная бездуховность...
  А что же ребята? Вот тут начинается другой разговор. Какие они? Они еще не такие, как их наставники. Но, увы, готовы такими стать. Так играет роль Саши Чикова артист А.Аваков. Для учителей он полный кретин и хам, но хозяин положения. Обнаглевший юнец, которого необходимо ублажать, нянчить и благополучно выпустить, - иначе собственному благополучию придет конец. Эти ребята изображают себя такими потому, что приняли правила игры, потому что убеждены, что все взрослые говорят одно, а делают и думают другое. Но между собой эти ребята — нормальные люди, прекрасно понимающие, что почем и кто есть кто. Виктор Николаевич со своим упорством, заявлением об уходе, в общем-то, спас этих ребят.
  И тут, ко всеобщему удовольствию, наступает прозрение. А появившийся вновь маляр открывает книгу и читает вслух о Дон Кихоте...

Л.Носкова (Коммунар 29/10/1982)



^ Наверх