Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

НЕ ИЗМЕНИ СЕБЕ!



Фото НЕ ИЗМЕНИ СЕБЕ!На сцене Тульского ТЮЗа идет «Мой бедный Марат» Алексея Арбузова — пьеса известная, много раз игранная, любимая зрителями.

 

  Она и в Туле идет не впервые — в 60-х годах ее ставил Тульский драматический театр. Если постараться восстановить впечатление от постановки почти двадцатилетней давности в сравнении с новой тюзовской, то тот спектакль представляется гораздо более обытовленным, более житейски достоверным. Сегодняшний спектакль в ТЮЗе кажется легким, он весь перенесен в область психологии, без особого внимания к быту. Здесь акцент полностью переключен, на духовное, на переживания, на поиски разрешения внутренних проблем, очень важных для юности, решение которых так или иначе определяет всю дальнейшую жизнь героев.
  Не от этой ли сосредоточенности на душевной жизни героев появилось некоторое пренебрежение бытовой достоверностью, нетребовательность режиссуры к работе художника, оформлявшего спектакль (Т.Матус). Эти рваные тюлевые занавески, обрамляющие условную комнату, в которой проживают герои всю сценическую жизнь (от 1942 по 1959 в неизменной обстановке), явно заимствованы, навязчиво вторичны и мало работают на художественный образ спектакля. А песенка Булата Окуджавы, под которую начинается действие, как увязывается ее смысл с идеей спектакля? «Прожить свое дотла, а там пускай ведут — за все твои дела — на самый страшный суд...». Может быть, по принципу противоположности смысла?
  И все-таки спектакль этот не должен и не может пройти незамеченным. Потому что в сути своей — в той художественной и идейной сути, которую создает игра актеров — это честный, искренний, увлеченно сыгранный спектакль. Создали его три актера — В.Кукшанов (Марат), А.Александрова (Лика), В.Андреев (Леонидик) под руководством режиссера В.Богатырева.
  Первое действие - блокадный Ленинград 1942 года. В пустой, вымершей комнате, забившись, как зверек в норку, завернувшись во что только можно, чтобы сохранить тепло, живет девочка Лика. Живет от одного дня до другого. Что-то иногда ест. Сжигает в печурке фотографии в рамках со стен, откалывает щепки от буфета, чтобы протопить. Считает дни, мечтая дожить до своего дня рождения, когда ей исполнится шестнадцать... Сюда, в эту комнату, в свою комнату, приходит Марат...
  Нужно хорошо представить себе это страшное, призрачное существование на грани жизни и смерти, чтобы понять вспыхнувшую в нем полудетскую любовь, и вечность, вопреки поступкам героев, этого чувства. По крайней мере, свой вальс с Маратом Лика танцует серьезно и самозабвенно, словно предчувствуя, что это — на всю жизнь.
  ...Здесь я перебью повествование. После спектакля, на который был приглашен комсомольский актив города, было организовано обсуждение. Отдельные высказывания мне хочется здесь привести.
  Первый выступающий: «...Мне показалось, что первое действие развивалось лениво. Все время ждешь, когда же будет какая-то душевная встряска. Внутреннего напряжения блокадного Ленинграда на сцене не получилось, в него не веришь...»
  Второй: «А мне понравились сцены блокады...»
  Третий: «Я ленинградец, мои родные пережили блокаду. Я считаю, что психологическое состояние жителей артистам сыграть не удалось. А вот когда действие стало развиваться дальше, то есть играемый материал стал ближе и понятнее артистам, они стали увереннее, раскованнее. Сразу один начинает раздражать, к другому испытываешь симпатию… Значит, доходит».
  Думается, зрители угадали главное. Конечно, мы не можем требовать от актеров столь обширного жизненного опыта, на который они могли бы опираться в любой пьесе. Но работа, поиск, воображение, творчество и снова работа над собой — только этот путь приведет их к достоверности играемого. Впрочем, многое удалось сделать исполнителям и в первом акте. Мы вживаемся в характеры героев, досадуем на Марата за максимализм и непреклонность, нашу симпатию завоевывает отзывчивость, нежность Лики, мы понимаем истоки эгоизма, самолюбия, но и побеждающей честности Леонидика...
  Сцена второго акта. Повзрослевшая Лика — студентка, вернувшиеся с войны Марат и Леонидик. Все с большим интересом следим мы за развитием действия и характеров героев. То резок и запальчив, то наигранно весел Марат. Но, когда он отворачивает лицо от собеседников, видно, какую муку переживает он в этом классическом треугольнике. Нет, не в состоянии ударить он ставшего на войне инвалидом Леонидика. Он наступает себе на горло, чтобы не отозваться на призыв Лики. Собственное благородство, разросшись до самоотречения, отрывает его от любимой, от родного дома, а на поверку — от самого себя. В.Кукшанов передает всю гамму чувств, все огромное внутреннее напряжение, которым живет в эти решающие минуты его герой.
  А Леонидик? У него — своя правда, и В.Андреев умело, убедительно объясняет поведение своего героя. «Ты без нее можешь, а я — погиб! — говорит он Марату.— Так что давай спросим ее. Ты сильный, я — слабый. Я не могу...» Мы и верим, и сочувствуем Леонидику. Может быть, потому, что Андреев играет не эгоиста и хлюпика, он ведет свою роль с достоинством, с заметной долей иронии над самим собой, под которой прячется глубокая боль.
  Искренне и ясно ведет свою линию А.Александрова, меняясь, взрослея, и все-таки оставаясь той же большеглазой девочкой блокадного Ленинграда...
  Четвертый выступающий: «Со второго действия спектакль смотришь не отрываясь, он захватывает полностью. Спектакль волнует, стараешься решить вместе с героями: правильно ли это: отказываться от своего счастья, от самого себя? Но, правильно или неправильно, мне нравится этот Марат, созданный В.Кукшановым. Он очень убедителен. Я люблю людей, которые верят в мечту, кто, прочитав Грина, навсегда оставил алые паруса в своей душе...»
  Пятый: «Я не раз видел этот спектакль, и мне нигде не нравился Леонидик. В общем, довольно противный тип слабого мужчины, эгоиста. А здесь я его понимаю, и мне он даже симпатичен».
  ...Последнее действие. Тусклая и бесцветная получилась жизнь у Леонидика и Лики, пытавшихся обмануть естественные движения сердца, построить ее не на любви, а на жалости, сочувствии... Ни комфорт, ни внешний успех не заменили им счастья. Изменив чувству, они изменили и мечтам. Стал не поэтом, а подельщиком стихов Леонидик. Не ученым, а администратором от медицины стала Лика. Изменив своей юности в большом, они изменились и в малом. Эгоистичен и занудлив стал Леонидик в быту. Безучастна ко всему Лика, хотя и пытается изобразить интерес к жизни перед мужем.
  Коробка конфет. Карты. Обсуждение интриг в издательстве. Скучно, серо... Видно, как томится Лика, каких мук стоит ей тянуть этот затянувшийся на тринадцать лет диалог.
  И тут, как вихрь, врывается Марат. И начинается правда. Начинается разговор начистоту. Ничто, оказывается, не прошло, и ничего на обмане самих себя не вышло. Но... «И за минуту до смерти не поздно начать жить сначала»,— говорит Марат, и его друзья, Лика и Леонидик, находят в себе силы поверить этому. Потому что они настоящие люди. И артисты играют этих настоящих людей азартно, искренне, с полным проживанием их жизни, потому что любят своих героев.
  Шестой выступающий: «Они играли в последнем действии так, что можно было забыться и переживать вместе с ними!».
  Седьмой: «Этот спектакль обязательно нужно смотреть старшеклассникам и студентам. Чтобы размышлять над жизнью».
  Восьмой: «Недавно я был в Ленинграде, смотрел в ТЮЗе два спектакля. После этого я боялся идти в Тульский ТЮЗ. Я вообще стараюсь не ходить на плохие спектакли и ничего интересного не ждал. Но я приятно удивлен. Внимание зала к сцене росло с каждой минутой, от реплики к реплике, от детали к детали. Если не говорить о мелочах, спектакль я принял».
  Девятая: «Я в ТЮЗе впервые, и этот спектакль явился для меня приятной неожиданностью...».
  Итак, остается поздравить ТЮЗ с успехом, а тульской молодежи сказать: спектакль «Мой бедный Марат» — для вас.

Л.Носкова (Коммунар 14/12/1980)



^ Наверх