Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

НЕ ПРОШЛИ БЕССЛЕДНО



Фото НЕ ПРОШЛИ БЕССЛЕДНОБлагодарности они ни от кого не ждали. Более того: догадывались, знали, что в массе народной не поймут и не оценят их жертвы, а иные отвернутся с проклятием. Но они уже переросли темный, забитый, замученный нищетой и унижениями народ.

 

  Ценой своей жизни они хотели открыть людям глаза, осветить ярким лучом их разум, показать, что дальше так продолжаться не может. И тогда они, объединившись в тайную организацию «Народная воля», решили действовать, мстить. Приговорили к казни самого царя — в ответ на кровавые расправы над товарищами. Они чувствовали себя вправе вынести этот приговор и исполнить его, так как не сомневались, что заплатят сполна своими жизнями.
  Так называемое «общество», сытое и благополучное, еще долго вело бы либеральные разговоры, ожидая реформы. «Россия гибнет от словоговоренья», - утверждали народовольцы. Им говорили: рано. Народное сознание не выросло, не созрело для законности, Конституции. «Надо его подтолкнуть,— отвечали они. - Медленное приготовление народа к социальному переустройству не годится, оно затягивает все надолго, неведомо на сколько поколений. А ждать далее невтерпеж!»
  Не было терпения жить по-прежнему. И не было терпения ждать. О трагической судьбе героев «Народной воли» во главе с Андреем Желябовым рассказал в своей повести «Нетерпение» Юрий Трифонов.
  Л.Данилина создала сценический вариант повести. Тульский театр юного зрителя решился на постановку этой сложной, насыщенной идеями и борьбой, густонаселенной трагедии. Поставил спектакль В.Богатырев, оформили художник Р.Доминов и художник по костюмам Т.Матус, музыкальное оформление А.Сарыгиной. В спектакле использована музыка Родиона Щедрина, которая создает тревожный, напряженный фон действию.
  Декорации Рашида Доминова сразу и безошибочно погружают нас в атмосферу мрака, духоты, какого-то предела силам человеческим. Сцена окутана как бы серой полутьмой. Все сценическое пространство заполнено двуплановой трехэтажной конструкцией, в которой находится место для кабачка или конспиративной квартиры, где встречаются народовольцы, для подвала, где изготавливают очередную бомбу и готовят взрыв поезда, следующего с царем из Крыма в Москву... Вверху, на третьем «этаже», проходит липецкий съезд народовольцев, вырабатывающий программу действий, а с боков этой конструкции выдвинуты к середине сцены перекладины с вполне недвусмысленными веревками, оканчивающимися петлями. На авансцене лежит большое черное колесо с прикованными к нему кандалами — еще одно напоминание о неизбежном: осужденных везли на казнь на открытых высоких повозках с колесами больше обычных... И лишь на заднем плане, вдали, во всем этом темном и мрачном сплетении ярко светится голубое пятно с плывущими облаками, кусок чистого и ясного неба, как символ далекой, но тем более желанной свободы...
  Вот на таком фоне, не оставляющем двух толкований об исходе борьбы, разворачивается действие спектакля: таинственные встречи, разговоры полушепотом, любовь на краю гибели, выстрелы, аресты, убийство царя, суд, заключительные страстные речи осужденных, обращенные к потомкам...
В спектакле около тридцати действующих лиц, кроме того, здесь время от времени возникает «толпа», как некое многоликое существо: мещане, рабочие, студенты, курсистки... Естественно, в таком ансамбле нельзя ждать от каждого актера полнокровного образа, да и материал пьесы позволяет создать его лишь немногим. В спектакле достигнуто главное, что здесь, как нам кажется, требовалось: сыграно вдохновение, одержимость идеей, сыграна ни перед чем не останавливающаяся решимость попытаться все изменить. Даже трудно сказать сыграно, кажется, что это всерьез пережито, и потому зрители к концу спектакля испытывают в некотором роде потрясение.
  Как в самом тайном обществе выделялись вожди, руководители, личности яркие и талантливые, так и на общем фоне напряженного спектакля выделяются герои, сыгранные особо ярко и темпераментно. Таков, в первую очередь, Андрей Желябов в исполнении артиста Владимира Кукшанова. С первого появления Желябова на сцене — крупного бородача в сивом пиджаке, с шеей, обмотанной поношенным шарфом, с бесстрашно горящим взглядом, сочной, темпераментной речью, — он безраздельно завладевает вниманием. На фоне интеллигентов, курсисток, выходцев из дворян, социальная принадлежность которых подчеркивается первым общим выходом их, одетых в белые блузки с черными галстуками и длинные черные юбки, фраки и котелки, Андрей Желябов сразу дает почувствовать, что он иной, он - из гущи народной, чей дед был холопом, и в нем, Андрее, скопилась вся ненависть к холопству, вся ярость нескольких поколений, ищущая выхода. В.Кукшанов ведет всю свою партию на эмоциональном пределе, поэтому естественны и прикованность к нему внимания зрительного зала, и концентрация вокруг него всех остальных действующих лиц с их идеями, настроениями, действиями, борьбой...
  Немало в спектакле и других интересных работ, хотя безупречными их признать трудно. Героиня, ведущая наравне с Желябовым сольную партию, Софья Перовская в исполнении артистки А.Александровой. Нельзя не заметить искренности ее игры, естественности переживания, обаяния актрисы. В то же время она кажется всего лишь влюбленной в Желябова барышней, правда, готовой вместе с ним на смерть. Нет в созданном, ею характере «стали», той непреклонности, что отличала подлинную героиню.
  В.Шубников исполняет роль Степана Халтурина. Его Степан - это личность, человек крупный, сильный, яркий. К сожалению, некоторые детали портят интересно созданный образ: слишком он эмоционально «расхристан», временами в нем проскальзывают черточки деклассированного элемента.
  Не вполне ясен такой важный в пьесе образ, как Александр Михайлов (Дворник) в исполнении В.Андреева. Нам показалось, что артист до конца «не додумал» своего героя, не почувствовал его характера и ограничился произнесением монологов, да и то скороговоркой.
  Впрочем, недостатки на первых порах естественны и, нам кажется, вполне устранимы, а упреки продиктованы лишь одним желанием: чтобы спектакль стал еще лучше. В целом же он оставляет впечатление большой и значительной работы Тульского ТЮЗа.
  В связи с появлением спектакля «Нетерпение» у театра, нам кажется, возникает необходимость особенно серьезной работы со зрителем. На этот спектакль нельзя приходить неподготовленным, не освежив в памяти историю, судьбу, подвиг народовольцев, этих необычайных людей, своим нетерпением пытавшихся всколыхнуть Россию, ошибавшихся, но не исчезнувших бесследно.
  Значит, надо идти в школы, беседовать с учителями, а те, в свою очередь, должны основательно готовить старшеклассников к восприятию спектакля. Кроме того, совершенно необходимо пригласить на спектакль, раз уж они сами отвыкли ходить в ТЮЗ, студентов пединститута — будущих историков, и организовать с ними обсуждение спектакля - их мнение было бы интересно.
  Хочется думать, что ТЮЗ сумеет развернуть со зрителем всю необходимую работу, и спектаклю «Нетерпение» суждена будет долгая жизнь на сцене.

Л.Носкова (Коммунар 29/03/1981)



^ Наверх