Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Instagram

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

РусРегионИнформ

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

НУЖЕН И ДЕТЯМ И ВЗРОСЛЫМ



Фото НУЖЕН И ДЕТЯМ И ВЗРОСЛЫМ  Боюсь, мало кто из туляков за повседневными заботами вспомнит, что нынешней осенью, а если быть абсолютно точным, то 8 ноября, исполняется ровно 65 лет нашему Театру юного зрителя.
Ну и что из того! — пожмет плечами кто-нибудь. Да, верно, дата не совсем «круглая», но ведь и не рядовая, а, если можно так сказать, «полукруглая». К тому же ведь отмечаем мы каждый год, кто более или менее торжественно, свои дни рождения. И некоторые весьма крупные производственные коллективы — тоже. Вот только что свое 57-летие отпраздновала акционерная компания «Туламашзавод». А тут 65 лет театру, через который прошли, приобщившись к искусству, получив незабываемые уроки добра и красоты, многие поколения тульской детворы и юношества. Нет, нельзя пройти мимо такой даты, никак нельзя!
Редакция «Тулы вечерней» готовится печатать заметки об истории ТЮЗа старейшего нашего краеведа, почетного гражданина города Сергея Андреевича Рассаднева. А прежде чем приступить к их публикации, мы решили встретиться с директором театра Борисом Сергеевичем Карцевым, узнать о том, как относятся в самом ТЮЗе к юбилею, как ему нынче живется, что нового в творческих планах коллектива.


- Живется нам сейчас очень даже непросто, однако же 65-летие театра отмечать будем непременно,— решительно  сказал в первую же минуту нашей беседы Борис Сергеевич и добавил,— Разумеется, в пределах возможного, но постараемся получше.
  - Чем наиболее значительным отмечен для театра минувший сезон!
  - Прежде всего я назвал бы приход нового главного режиссера Владимира Степановича Шинкарева. Мне кажется, выбор, сделанный в его пользу, оказался очень удачным.
  - Я хорошо знаю Владимира Степановича, глубоко уважаю его как человека талантливого, по-настоящему творческого и очень порядочного. Но не вызвал ли у вас сомнения недостаток у него чисто театрального опыта?
  - Нисколько. Да, Шинкарев долго был художественным руководителем филармонии, которая, естественно, сильно отличается от театра. И массовые представления, праздники, которые ставил он, «Тургеневское лето» в Чернском районе, например, тоже мало общего имеют с театральными спектаклями. Но у Владимира Степановича есть хорошее театральное образование, есть опыт педагогической работы: он преподавал режиссуру в училище культуры, что, думаю, немаловажно. А поставленный им в нашем театре три года назад спектакль по пьесе-сказке Ксении Драгунской «Вверх тормашками» до сих пор идет с большим успехом, очень нравится детям. И я считаю, что, пригласив его стать художественным руководителем театра, мы не ошиблись в выборе. Прошедший сезон это показал.
  - Что удалось сделать новому главному режиссеру за это время?
  - Прежде всего удалось, что называется, прижиться в театре. Это, знаете ли, куда как нелегко. Но в Шинкареве есть прекрасное сочетание истинной интеллигентности с необходимой твердостью, и это помогает ему находить общий язык с актерами, пользоваться их уважением, оставаясь достаточно требовательным к ним. Успел поставить он и спектакль по пьесе Веры Трофимовой «Мой Тристан», хотя и вызвавший после премьеры серьезные претензии критики, но, по-моему, далеко еще не исчерпавший возможности стать лучше, органичнее в проявлении характеров и поступков героев, динамичнее в развитии действия. Взяв довольно слабый, рыхлый драматургический материал, режиссер много с ним работал, значительно сократил пьесу, более точно расставил акценты. Надеюсь, к началу нового сезона спектакль качественно хорошенько подрастет.
  - Борис Сергеевич, помнится, в 60-е годы, когда главным режиссером был Роман Соколов, ТЮЗ посещался взрослыми зрителями едва ли не охотнее, чем драматический театр. Потом интерес к нему стал падать, а лет десять назад в «Комсомольской правде» появилась статья о «долгоиграющей сказке», ставшей для театра основой репертуара и единственным его спасением...
  - Ну, та статья в уважаемой газете пусть останется на совести автора. Ни тогда, ни сейчас мы не делали ставку на одни лишь сказки. Стоит перелистать афиши, и можно легко увидеть в них и классику, и современную, отнюдь не сказочную пьесу. Мы такой же драматический театр, как и наш старший собрат, но со своей спецификой: театр юного! — подчеркиваю — юного!— зрителя. Значит, сказка должна на нашей сцене занимать вполне достойное место. Да и без ложной скромности признаться, мы и ставим ее получше других. И сейчас в нашем репертуаре далеко не последнее место занимают «Сказка о царе Салтане», «Золушка», «Конек-горбунок», «Стойкий оловянный солдатик». Над сказкой «Две Бабы-Яги» работает сейчас режиссер Александр Литкенс. В начале нового сезона выпустит сказку «Доктор Айболит» Владимир Шинкарев. Кстати, этот спектакль делается с расчетом на выезды. Мы столкнулись с тем, что в последнее время к нам перестали приходить детские сады, младшие классы школ. Ближние по-прежнему приходят. Из отдаленных же районов города, скажем, из Криволучья, откуда раньше ребят привозили на автобусах, теперь мы их не видим. Как говорится, овес нынче дорог. И театр решил сам приезжать в детские сады и школы. Для этого нужны спектакли с компактным оформлением, небольшим составом исполнителей. Но ни в коем случае не халтура, а вполне полноценный! Первым таким опытом и станет «Айболит». Но думаем и о других. Хотелось бы, например, подготовить и несколько литературных спектаклей, которые смогли бы помочь школьникам лучше понять и полюбить творчество русских писателей.
Для нас очень важно заполнить некую нишу, часто пустующую,— привлечь в театр 14— 15-летних подростков. Сказочкой-то их уже не заманишь, и в театр драмы на серьезный, «взрослый» спектакль они не слишком охотно идут. К сожалению, современных хороших пьес о молодежи и для молодежи почти нет. Ну, вот в конце прошлого года решили поставить пьесу А.Дедкова «Убить Фишера...». Действие в ней происходит еще в пионерском лагере, каких теперь нет, но конфликт достаточно острый, проблемы поставлены такие, к каким подростки неравнодушны. Кое-что в пьесе пришлось изменить, и спектакль идет с успехом. Снова поставили пьесу А.Линдгрен «Сыщик, или Никто», спектакль по ней очень нравился ребятам несколько лет назад, нравится и сейчас. Для школьников примерно шестых — седьмых классов поставили «Замок ужасов» — довольно остроумную пародию на американские «ужастики». Виктор Шубников работает над постановкой никогда не стареющего стивенсоновского «Острова сокровищ».
  - Ну, а как же со взрослыми зрителями? Им-то находится что смотреть у вас?
  - Вернуть в ТЮЗ взрослых, вернуть ту молодежь, которая большую часть своего свободного времени проводит на дискотеках,— это для нас очень важная задача, если хотите, дело чести. Пытаясь решить эту проблему, пригласили хорошо известного тулякам режиссера Вадима Кондратьева, который поставил интереснейшую пьесу американского драматурга Ван Друттена «Книга, свеча и колокол». У нас она идет под названием «Все, как у святых, только наоборот». Очень удачный спектакль получился. С успехом продолжал идти в течение всего сезона режиссерский дебют нашего артиста Игоря Небольсина, спектакль "Кровавая месса" — инсценировка романа Проспера Мериме «Хроника времен Карла IX». Спектакль очень привлекает и молодежь, и людей вполне взрослых. Хорошо, при полном зале показали мы его и на сцене Московского ТЮЗа. Благодаря ему наш театр стал самым «вооруженным» — пришлось делать уйму мечей, шпаг, кинжалов. Между прочим, и «Мой Тристан», с которого мы начали наш разговор, тоже не для малышей.
  - Да, вы еще, Борис Сергеевич, сказали, что живется вам нынче непросто. В чем главным образом проявляются сложности?
  - Как, наверное, и у всех, в нехватке денег. Прежде все было трудно достать, были фонды, из которых, что называется, не выпрыгнешь. Скажем, нужно для ремонта здания пятьсот килограммов краски, а нам отпускают только двадцать. Ищи, директор, крутись—вертись! Сейчас же все есть, той же краски бери хоть сотню цветов и оттенков, а купить не на что. Финансируют нам в основном только зарплату, да и она такова, что удерживает в театре лишь самых преданных искусству людей. Раньше мы ездили на гастроли, кое-какие деньги зарабатывали, могли их пустить в дело. Теперь не до гастролей. Поневоле берем пьесы с малым составом исполнителей, с оформлением попроще. Хорошо бы поставить классику, скажем, Гоголя, Островского, Грибоедова, но как вспомнишь про костюмы, так все мечты исчезают.
  - А как нынче с ремонтом здания?
  - Да никак. Нужна серьезная реконструкция зрительного зала. На днях к нам приезжает опытный дизайнер из Москвы Тенгиз Хомерики, прежде работавший в институте «Тульскгражданпроект», а теперь в мастерской «Моспроект-2», занимающийся храмом Христа Спасителя. Он сделает нам за почти символическую плату дизайнерский проект реконструкции зала. Но дальше нужен рабочий проект, а там и строительно-монтажные работы, денег же на это пока нет. А зал наш очень неудобный для зрителя. Мы хотим поднять пол, сделать амфитеатр, продлить сцену. Давно пора менять электропроводку, обновлять световое и радиооборудование. Наш театр, наверное, один из немногих в России, который не имеет горячей воды. У нас нет мастерских, где бы можно было вести сварочные работы при изготовлении декораций — все делается прямо во дворе. Материалы для мастерской заготовлены давно, а денег на ее строительство нет и пока не предвидится.
  - Ну, а шефы?
  - Да какие шефы! Мы же не академический театр драмы. Есть отдельные спонсоры, помогают помаленьку. Но крупные фирмы, банки к нам интереса не проявляют. Ну, укажем мы в программке, что такая-то компания над нами шефствует. И что? Прочтут дети, подростки. Выгоды от этого никакой.
  - А как пополняется труппа театра?
  - У нас есть хорошая творческая молодежь, к нам приходят талантливые люди из разных театральных студий города. А вот выпускников столичных и иных училищ и институтов приглашать пока не можем — жилья нам давно не дают.
  - В нашей беседе, Борис Сергеевич, часто звучало слово «пока». «Пока нет денег». «Пока сделать не удается». Это  что, надежда на лучшее будущее, на временный характер трудностей?
  - Конечно. Мы уверены в том, что, как и вся Россия, так и наш театр, в не столь уж отдаленном будущем справится с неурядицами. Нам уже сейчас работается легче в том смысле, что нами меньше управляют, нас не заставляют по многу раз сдавать спектакли, как бывало когда-то, теперь полагаясь только на нашу совесть, наш профессионализм. Мы видим, что спектакли наши нужны зрителям. Поэтому, закрыв свое здание на лето, продолжаем работать в детских оздоровительных лагерях. В июне дали пятнадцать спектаклей, на июль наметили двенадцать. Настанет время, когда и деньги на ремонт, на постановку спектаклей будем получать сполна. С надеждой на это и встречаем 65-летие театра.
  - Да сбудутся ваши надежды!

Эдуард Коротков (Тула вечерняя 23/07/1996)

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------



^ Наверх