Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

ПОРА "ВЗРОСЛЕНИЯ"



Фото ПОРА "ВЗРОСЛЕНИЯ"Два ангела — белый, черный;
Серебряный меч луны.
Закатами обручены.
Рассветом обречены.
А. КАРТАШОВ..

 

  Когда-то в Тульский ТЮЗ ходили все — от мала до велика. Репертуар театра в те далекие 40-е — 50-е годы был таким, что не только дети, но и молодые люди, и вполне взрослые шли на спектакли с большим удовольствием. Ставилась бессмертная классика и современные пьесы.
  Но постепенно ТЮЗ превратился в детский театр, постановки которого — сказки и приключенческие истории — могли казаться увлекательными лишь для небольшой зрительской аудитории — школьников младших и средних классов. При этом театр сделался закрытым для многих тем, а для подростков и взрослых стал просто неинтересен.
  И вот наконец-то настал тот момент, когда «лед тронулся», и на сцене ТЮЗа появилась постановка достаточно «взрослого» репертуара — «Кровавая месса», представляющая собой инсценировку романа Проспера Мериме «Хроника царствования Карла IX».
  Постановщик спектакля — молодой артист ТЮЗа Игорь Небольсин — рискнул взяться за это очень непростое произведение совсем не случайно. Сама историческая эпоха создает его действию особый таинственный, чарующий фон, как нельзя лучше подходящий для захватывающей борьбы Любви и Смерти.
  Франция XVI века, охваченная гражданскими и религиозными войнами. Варфоломеевская ночь — безжалостная резня гугенотов, учиненная католиками... И любовь Бернера де Мержи (Р. Кондаев) и красавицы Дианы (Е. Небольсина). Любовь трагическая. Финал романа авторами спектакля изменен не случайно. Мериме оставляет своих влюбленных героев жить; в «Кровавой мессе» их убивают той страшной ночью.
  Впрочем, это театральное действо и не могло закончиться иначе, как на такой высокой трагической ноте. Ведь И. Небольсин стремился поставить не историческую хронику событий и нравов, а роман — любовный, приключенческий и патетический одновременно. Такой взгляд на страшные события французской истории вполне оправдан и наиболее интересен зрителю, тем более — зрителю юному, тут постановщики спектакля не ошиблись.
  Однако их театральный роман не достигает психологической глубины и драматизма, которые ему так необходимы. Чувства героев настолько условны, что невольно вспоминаешь детские сказки с Принцами и Принцессами. Пожалуй, здесь и кроется главный недостаток постановки. Упрощенность характеров, отсутствие в героях душевной непосредственности, естественности чувств и простого человеческого обаяния не дают «Кровавой мессе» стать волнующей и трогательной трагедией любви, в которую сможет поверить не только ребенок.
  По-моему, большой удачей спектакля стало музыкальное оформление (музыка Бангелиса, Шульца, «Тенджерин Дрим», «Арт-Зойд»), сделанное И. Небольсиным, а также прекрасная сценография Александра Карташова. Так и хочется «подтянуть» все происходящее на сцене до уровня этих условных, символических декораций, которые будто бы созданы для трагедий Шекспира.
  Что же касается шекспировского накала страстей и философской глубины чувств, то для ТЮЗа, думается, они еще впереди. Во всяком случае, у театра для этого есть и потенциальные творческие возможности, и, уверена, большое желание. Ну, а разговор о «Кровавой мессе» хочется завершить словами Байрона, которыми Проспер Мериме оканчивает свое предисловие к роману: "Я говорю одно: предположим".

А.Милых (Под сенью муз 15/12/1995)



^ Наверх