Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Instagram

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

РусРегионИнформ

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

РЕКОРД НА СЛОМАННОМ ВЕЛОСИПЕДЕ



Фото РЕКОРД НА СЛОМАННОМ ВЕЛОСИПЕДЕТульский театр юного зрителя закончил сезон премьерным просмотром пьесы нашей землячки Веры Трофимовой «Мой Тристан». Эта баллада о любви не является оригинальным произведением, а сделана по мотивам или, как это определяют на Западе,— римейк известной с XII века на всех европейских языках легенды о Тристане и Изольде. Начинающий драматург не изобрел даже велосипеда. За восемьсот лет своего существования бесчисленные менестрели и миннезингеры, позднее — переписчики и издатели занимали слух и зрение людей, склонных к романтическим мечтаниям, своими версиями вечной истории борьбы между любовью и чувством долга.


 И госпожа Трофимова, которую в театральных кругах называют «тульский вундеркинд», просто где-то добавила, где-то урезала, подсыпала самодельных зонгов, снабдив их музыкой опять же собственного сочинения, и получился «Мой Тристан» с сюжетом, вызывающим у зрителя кучу вопросов.
  Сам Тристан по воле тульской менестрельши из племянника короля Марка сделался конюхом-бастардом. Видимо, автор римейка таким образом хотела подчеркнуть свежую мысль о том, что любовь не зависит от сословной принадлежности влюбленных. В этом смысле Изольда не пострадала от авторской изобретательности, оставившей течь в ее жилах кровь голубого цвета.
  Конюх — занятие столь же уважаемое, как и любое другое. Особенно при социализме. Но чем мог Тристан в этом качестве привлечь благосклонность короля так, что Марк стал прочить его в наследники? Разве что красивой внешностью? Других объяснений в тексте пьесы нет. Здесь возникает некий простор для зрительского воображения и закономерных сомнений по поводу специфических наклонностей Марка: так ли уж необходимо было королю жениться на Изольде и уж тем более ревновать ее к Тристану, а не наоборот? Непонятно, откуда берется и граф Андрет — не запланированный в оригинальной версии баллады.
  Но не буду утомлять читателя перечислением всех привинченных и снятых с «велосипеда» деталей в трофимовской версии «Тристана и Изольды». Скажу только, если просто прочитать текст пьесы, можно сделать единственный вывод — этот «велосипед» не сможет ездить даже на буксире! Но...
  Но, к счастью, в ТЮЗе появился новый главный режиссер — Владимир Шинкарев. К великому зрительскому наслаждению, на его сцене появляется Петя Зырянов (Климент и Нищий), который заставляет зрителя, раскрыв рот, ловить каждое слово, оброненное его героями даже шепотом. А нежная, вся, как танец солнечного зайчика, Наташа Леонова (Изольда)! И веришь, что ради этой порхающей феи не только Тристан, а и ты сам готов совершить любые подвиги, любые преступления!
И главный герой, которого играет Р.Кондаев, изменяющий долгу перед королем, потом покидающий Изольду, впадающий в пьянство, остается более благородным, чем владетельные сеньоры, плетущие вокруг него кровавые интриги. Особенно хорош барон Динас в исполнении Г.Бажанова. Просто чувствуешь, что этот горбун, тихий и незаметный, как змея, сочится ядом ненависти ко всем, и в первую очередь к Тристану, ибо они — друзья!
Фото РЕКОРД НА СЛОМАННОМ ВЕЛОСИПЕДЕ  А как органичен Андрей Кондрашкин в ролях жонглера Колена и оруженосца Горвенала. И беззаботный жонглер, и добрейший слуга, заботящийся о Тристане больше, чем о самом себе,— в этих образах нет ни капли фальши. Глядя на его сострадающее хозяину лицо, начинаешь грустить о тех временах, когда существовала преданность, а не просто такое понятие.
  Все актеры живут (не играют!) вокруг и между двух чаш огромных весов — судьбы — добра и зла, любви и ненависти, величия и нищеты... Двойственный символ нашего мира, возвышающийся в центре сцены, прекрасные световые и звуковые эффекты — несомненная удача художника-постановщика Александра Карташова. Черный цвет декораций прекрасно оттеняет и великолепные костюмы средневековых персонажей, в которых нет ничего условного — ни в одежде, ни в чувствах.
  Режиссерское решение спектакля, потрясающая игра большинства актеров, талант художника — все эти слагаемые сделали просто невозможное — «сломанный велосипед» поехал! И не просто поехал - помчался легко и красиво, как ветер, о котором помнишь только подсознательно, когда видишь скольжение облаков в небесах. Тот самый редкий и волнующий случай, когда зрителю неважно, что играют, ибо он опьянен тем, как играют!
  Театральный сезон закончился. «Моего Тристана» зрители смогут увидеть только в сентябре. И тот, кто увидит,— не пожалеет. Более того! Предчувствую, что осенью, уходя после спектакля из зала, искушенные зрители, оценив всю прелесть и великолепие этого действа, обязательно зададутся вопросом: «Чего же тогда может добиться талантливый режиссер с прекрасными актерами, если ему предложит поставить свою пьесу не тульский вундеркинд, а какой-нибудь заштатный английский драматург с банальной фамилией Шекспир?»
  Действительно, поддержка начинающих — это благородно. Но стоит ли доказывать умение ездить на «сломанном велосипеде», если к вашим услугам столько замечательных оригинальных произведений уже состоявшихся драматургов?

Алексей Медведев, фото Ярослава Стечкина (Тульские известия 11/06/1996)



^ Наверх