Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

РусРегионИнформ

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

СПОР У РАМПЫ



Фото СПОР У РАМПЫДва мнения об одном спектакле ТЮЗа.

 

  СЛУЖЕНИЕ ИЛИ ОБСЛУЖИВАНИЕ?
 

  1. «В ТЕМПЕ, РЕБЯТА, В ТЕМПЕ!»
 

  Тульский ТЮЗ поставил пьесу А.Вампилова «Старший сын». Судя по реакции зрительного зала, спектакль имеет успех. Довольны и актеры своей работой - это чувствуется в том удовольствии, с которым они отдаются стихии игры.
  Такое впечатление, будто кто-то властной рукой «завел» актеров сразу на полные обороты и пустил их на сцену, приговаривая: «В темпе, ребята, в темпе! И посмешнее!»
  И действительно, молодые актеры дают и темп и смех. Все они наперебой стараются выжать все смешное из текста, использовать малейшую возможность, чтобы превратить слово в клоунаду. И они достигают цели. Смех в зале, заполненном в основном старшими школьниками, стоит почти беспрерывно. Еще бы! Режиссер Г.Кондрашова и актеры делают все от них зависящее, чтобы поведение и поступки молодых героев пьесы как можно более соответствовали тому «уличному» уровню представлений о дружбе и любви, о человеческих отношениях вообще, который «вырабатывается» у известной части молодежи.
  В спектакле нет поэтому глубоких мест, все подается в упрощенном, непритязательном виде, все легко усваивается.
  Правда, события пьесы (комедии по жанру) вроде бы внешне не противятся такому их толкованию.
  Молодые люди - студент Бусыгин и его нечаянный приятель Семен, по прозвищу «Сильва» провожали девушек из города, где они с ними познакомились, домой, в дальнее предместье. Опоздали на последнюю электричку и, чтобы не замерзнуть осенней ночью, попытались устроиться куда-нибудь на ночлег. Но никто их в такой поздний час не пустил: остерегаются. Случайно подслушанный разговор некоего гражданина, назвавшегося Сарафановым, и оказавшегося впоследствии отставным музыкантом, натолкнул Бусыгина на рискованную, прямо-таки сумасшедшую мысль - выдать себя за старшего, внебрачного сына этого Сарафанова, якобы заехавшего познакомиться с отцом, в надежде провести ночь в тепле и уюте, а утром тихонько смыться.
  Конечно, ни Сарафанов, ни тем более его дети - Васенька и Нина - даже не подозревают о его существовании. Но потом Сарафанов стал вспоминать... И вспомнились ему каштаны Праги весной 1945-го, чудесная девушка Галя, их короткое счастье... И обман удался. Бусыгина приняли за сына, и Сарафанов искрение и сразу полюбил его.
  Став членом семьи, Бусыгин со своим приятелем оказались невольно вовлеченными во все ее проблемы и конфликты.
  Во-первых, безумствует совсем еще юный Васенька, влюбленный в соседку Макарскую. женщину эффектную, но предубежденную насчет мужчин. Отвергнутый, он готов на любой отчаянный шаг. Во-вторых, Нина... выходит замуж за курсанта военного училища и уезжает с ним на Дальний Восток. Вот это последнее обстоятельство более всего тревожит Бусыгина: он испытывает к Нине отнюдь не родственное чувство. Да и Нина не понимает, что это стало с ней твориться, и отчего ее брат так волнует ее.
  В конце концов Бусыгин признается Нине, что он не брат ей, узнает об этом и Сарафанов от озлобившегося Семена, который пострадал вместе с Макарской - их поджег ревнивый Васенька. Но Сарафанов настолько полюбил Бусыгииа, что, несмотря ни на что, упорно считает его своим сыном. Да и Бусыгин уже не в силах расстаться с этими людьми и обещает вернуться к ним после сессии. Больше всех его будет ждать Нина.
  Вот и все. И нечего тут мудрствовать лукаво. Поэтому театр предлагает нам зрелище, созданное минимальными средствами - и режиссерскими, и актерскими, и оформительскими.
 

  2.  БЫЛА ВЕДЬ ГЛУБОКАЯ МЫСЛЬ
 

  Да, пьесы А.Вампилова не пустозвонны, а за их талантливой развлекательностью (что делает их чрезвычайно сценичными) всегда кроется значительное, важное содержание. Он развлекает поучая. И в «Старшем сыне» есть по крайней мере три важных мотива, которые вторым планом развиваются в образах главных героев - Бусыгина, Сарафанова, Нины.
  Бусыгин в исполнении Тихонравова такой же «свой в доску», такой же бесшабашный парень, как и шалопай «Сильва». И его клоунады качественно ничем не отличаются от клоунад последнего. У Вампилова он задуман совсем иным. За всем, что думает и делает наш герой, стоит его жизненная философия. По его мнению, все люди таковы, что не способны на бескорыстные, благородные чувства, что они охотнее верят лжи, чем правде. Что человек только холодной цинической ложью может чего-то добиться в жизни. И как бы в подтверждение этого своего жизненного кредо, он и устраивает эксперимент с семьей Сарафановых.
  Но он в глубине души как раз жаждет этой благородной человечности, и его сердце, только слегка опаленное холодком цинизма, готово раскрыться ей навстречу. Поэтому все его клоунады не злорадные, а отдают горькой иронией. Он постоянно как бы замахивается на веру в благородную природу человека, но всякий раз при личном контакте с ней отступает перед ней, покоренный, смятенный.
  В этой внутренней борьбе, в этом процессе очищения, нравственного оздоровления и состоит секрет глубокого, а не поверхностного обаяния Бусыгина в пьесе.
  Источником этой благородной человечности является Сарафанов. Но Сарафанов тоже из пьесы, а не из спектакля. А.Катков играет его на коротком дыхании, в том условном ключе и ускоренном темпе, в котором ни одно значительное событие не проживается крупно и поэтому не может глубоко эмоционально воздействовать на зрителя. В результате может показаться, что этот отставной музыкант действительно чудаковатый неудачник, какой-то неприспособленный к жизни недотепа, «блаженный», от которого жена ушла к «серьезному человеку» и которого собственные дети едва ли любят и уважают. Ведь не случайно так ядовито-зло обыгрывается Ниной это слово - «блаженный», которым называла отца ее мать. В этой злой издевке над отцом чувствуется ее солидарность с черствой, бездушной женщиной, так неприятно резанувшая по сердцу.
  Сарафанов у Вампилова обладает ценнейшими духовными сокровищами - щедростью сердца, огромной любовью к людям, обаянием наивности мудрого ребенка, душевной деликатностью, бескорыстной добротой. И эти качества не декларируются, не демонстрируются напоказ, а внутренне проявляются в каждом его действен. За них-то и любят его дети, отсюда и такой дружески непринужденный тон отношений в этой семье, они-то и помогают "выпрямиться" Бусыгину. Но всего этого нет или очень мало в игре артиста.
  Внутренняя метаморфоза совершается и у Нины. Житейско-бытовая психология образа почувствована и играется актрисой Н.Жаковой верно. Но второй план роли, ее внутренний нравственный смысл, пока не совсем раскрыт. А именно он окрашивает образ в оригинальную психологическую тональность.
Одним словом, в пьесе с развитием сюжета одновременно происходит развитие характеров. В спектакле ТЮЗа все строится на голой сюжетной занимательности, характеры внутренне неподвижны, а их внешнее движение - лишь отыскивание всех новых способов развеселить зрителя.
 

  3. А СЧАСТЬЕ БЫЛО ТАК БЛИЗКО...
 

   Да, наше зрительское счастье, которое мы переживаем от встречи с подлинным искусством, возвышающим душу, наполняющим ее глубокими чувствами, было возможно в этом спектакле. Потому что все молодые актеры, участвующие в нем, обладают творческой- способностью к серьезному, большому искусству. Темперамент, сценическое обаяние, подлинная живая органика, если эти качества брать в чистом виде, отвлекаясь от их целенаправленности, присущи и В.Тихонравову, и Н.Жаковой. А образы «Сильвы» (В.Жаков), Васеньки (А.Исмангулов), Макарской (С.Сидорова) - это целый ряд актерских удач. Все они полнокровны и жизненно убедительны. Отчасти потому, что актеры «типажно» очень точно выбраны на эти роли (чего не скажешь лишь о В.Агаяне - курсанте Кудимове), но в основном потому, что они не обладают внутренней многоплановостью, они задуманы драматургом как образы с одной постоянной характеристикой, жизненно точно определенной - и только.
  Особо хочется выделить молодого актера А.Исмангулова. По силе и интенсивности своей эмоциональной жизни в образе, по смелости и яркости рисунка роли он один из лучших в спектакле.
  Но этого мало, чтобы спасти спектакль...
 

Б.Сушков, театровед.
 

Фото СПОР У РАМПЫ  КОГДА ПОВЕЕТ ВДРУГ ВЕСНОЮ...
 

  Новогодняя пора и вдруг - весною! Читатель в недоумении? Но действительно так, в Тульском театре юных зрителей  словно весна. Она пришла сюда вместе со спектаклем, поставленным по пьесе Александра Вампилова «Старший сын». Весна, которая ветром, громом, грозой очищающей устремляется в ваши распахнутые, как окна, сердца. А ведь вспомните, отправлялись вы в театр не без сожаления. На дворе - темень, а телепрограмма обещает созвездие советского экрана из светил первой величины, затем кинопанораму, первую в этом году, что так же обнадеживает. Но удалось преодолеть инерцию телевизионного удава. И вот какая мысль после спектакля: сидящие у телевизоров пусть там и остаются. А вы - зритель, вы - соавтор театра, зритель - творец, человек, увидавший нечто, не виденное ранее. Состоялась встреча с живым театром, с настоящим спектаклем о добре, о любви, о радости жизни..
  И что же встрепенулось в вас? Какие мысли пробудила, чувства взбудоражила та весна, что на сцене?
  Та веселая драма, которая и истинно вампиловская, и вместе с тем кровно изобретенная, заново созданная театром: режиссером Г.Кондрашовой, художником Н.Кузнецовым, артистами, занятыми в этой новой тюзовской работе.
  Можно начинать с первых тактов спектакля и во всем увидеть тонко почувствованную и верно переданную мысль драматурга. Истинно веселое, истинно драматичное, а стало быть, истинно вампиловское. Но лучше начать с рассказа о Сарафанове, с ним полезно знакомиться всем. В этой личности - один из главных зарядов пьесы.
  Если вы определяете ценность людей только самой прозаической и вполне материальной жизненной удачей - бросьте! Это ценность - мнимая.
  Есть, существует в жизни не мнимая, но действительная ценность человека, независимо от   рангов, знаний, общественного положения. В чем эта ценность, рассказывает облик того Сарафанова, которого создает на сцене театр, и в первую очередь арт. А.Катков. Да, именно такой здесь Сарафанов, «не вегетарианец» в жизни, а «солдат», говоря словами  пьесы. Той самой пьесы, по которой иные его представляют недотепой, несчастья коего проистекают от того, что много лет назад ушла от него жена, ушла к «серьезному человеку», оставив ему двух детей. И по элементарной житейской логике люди должны относиться к нему, как к «блаженному»: и за себя постоять не умеет, и музыку какую-то странную пишет, и поступки его - зачем они? Но кроме этой логики, есть другая, есть жизнь, которая бывает «умнее нас», как говорят в пьесе. И в этой жизни он, Сарафанов, мудрый и благородный, сохранивший цельность и чистоту души, как в горниле, закаленной в трудностях, несуразностях несладкой судьбы.
  Как актер создает облик этого мудрого большого ребенка с наивным, доверчивым сердцем? Внешне - пожилой человек в очках, интеллигентного вида, суховатый, отличает его деликатность манер, особенно подчеркнута застенчивость. Легко ранимый внутренне - словно бы говорит актер жестом, интонацией, пластикой всей роли. В передрягах жизненных (дочь влечет из дому, от отца, счастливая любовь, сына - несчастная) - драма Сарафанова. Но, открывая ее, театр проникает в глубины пьесы, вынося па поверхность подтексты.
  Комедийная природа этого характера найдена точно: она в несоответствии его высоких идеалов - тем «сюрпризам», которые преподносит действительность.
  Не только Сарафанов - Катков - большая удача спектакля.
  С особым блеском сыграна роль Васеньки артистом А.Исмангуловым. Очень импульсивно, подчеркнуто раскрепощено. Это юное существо с воинственно вздернутым   носом, с горящими, как угли, глазами, помесь огня и ветра. Его кредо? О, оно во всем его облике. И в нотах требовательных, непримиримых. Васенька Исмангулова - обаятельнейшее существо. Он заявляет о себе, о своей любви, утверждает себя воинственно, яростно, не живет, а горит. У него в душе бунтующий, неугасающий пожар, который он сотворил сам и отсветом которого полыхают занавески в доме страстно им обожаемой Макарской.
  И вот, спалив этот сумасшедший дом в себе, Васенька безмятежно (и неожиданно!) тих, успокоен. Претворив свои идеи в жизнь, он совершенно отвлекся от предмета, который был тому первопричиной, от любви к Макарской. В этом к финалу режиссер и актер изобретательно обозначили комическую противоречивость характера Васеньки.
  Как-то особенно внутренне топок, деликатен Бусыгин в исполнении артиста В.Тихонравова. Он действительно сын Сарафанова «по духу». И в том, и в другом характере краеугольный камень - доброта. И тот, и другой щедро распахивают сердце, принимая в него чужую боль, чужое горе, как свое собственное. В сдержанных, но верных красках рисует артист своего героя.
  Партитура этой роли сложна: и отнюдь не родственное чувство к Нине; и смятенность от ложной ситуации, в которую попал, выдав себя за внебрачного сына; и наплыв неожиданных чувств к своему «отцу»; да и Сильва, друг ситный, требует внимания.
  Театр проявил большой вкус, верное понимание драматургии, выбирая исполнителей на роли. Тому свидетельство - удачи названные, к ряду которых относятся и иные персонажи.
  Особой трудности задача предстояла артистке Н.Жаковой, сценический опыт которой и постоянный успех были и здесь залогом удачи. Удача состоялась по всем статьям: перед нами - характер, круто замешанный на суровом реализме жизни, когда с малых лет девочка-хозяйка в доме, единственная женщина. На хрупких плечах вынесла многое из детства в отрочество, в юность. И так понятны резковатый нрав и убеждение: нужен человек серьезный, такой, к какому ушла мать. Но сумела показать актриса и истинно сарафановское в своей героине, хотя спрятано оно до поры глубоко-глубоко. И рождается на наших глазах любовь, которая, как благодатный дождь, дает дорогу к свету этим маленьким, совсем еще зеленым росткам.
  Остаться человеку верным себе, не дать подмять себя обстоятельствам - как это важно успеть вовремя! Вот как много удалось сказать актрисе в этой, на первый взгляд, вроде и незатейливой роли. Более того, театр подчеркивает ее типичность, жизненность, особую знакомость нам во всем. Будто шла эта девчонка по улице, одна из многих - и вот какая ее жизнь, смотрите. И вот какой остаться надо в этой жизни!
  Речь об этих, только положительных, героях - не потому, что нет у них антагонистов. Напротив, конфликт обозначен четко. Но этот «сарафановский» лагерь получился невольно, каждый из названных героев словно передает эстафету доброты, любви, радости жизни другому. И из этих разных «мотивов» складывается настоящая симфония, чистая, трогательная, которая звучит победно, как весенняя песня. Кого же она побеждает?
  В спектакле мелькнуло слово «казарма». Студенческий максимализм - тому причина, да и по другому, чем здесь, поводу оно было сказано. Но «люди из казармы» - здесь точнее не скажешь,- жесткие, не чувствующие боли не только чужой, но и, кажется, своей... Как легко «Оклахома» Макарская, не понимая, наносит удар отцу Васеньки, а особенно ему самому.
  Сильва в исполнении артиста В.Жакова, Сильва, на долю которого выпадает столько зрительских симпатий (вина артиста или заслуга?) - одна из тех примет студенческой жизни, которых в пьесах Вампилова великое множество. Этакий выпивоха, рубаха-парень, тоже со своей мечтой в душе («вот бы спасти такую!»), но идет по жизни легко, похохатывая над всем, не давая себе труда задуматься. Жаков, пожалуй, более всех шаржирует своего героя, здесь много остроумных находок,- и сатира легко сочетается с лиризмом, смех со слезами. И сомнение, которое вдруг возникает при знакомстве, с Сильвой - не мертвая ли эта душа в такой живой, прямо-таки солнечной оболочке? Сомнение это прекращается в уверенность в дальнейшем, когда появляется жених Нины. Уж этот точно - не от мира сего. Но в исполнении В.Агаяна курсант Кудимов решен схематично. Да и выбор актера удачен ли?
  Так был услышан и верно передан на сцене один из важнейших вампиловских мотивов - презрение и ненависть к душам черствым, к пошлости людской.
  В спектакле на сцене ТЮЗа - тонко, не назойливо эти явления жизни подвергнуты осмеянию и сами по себе и потому, что нота добра, любви, радости жизни звучит мощно, крещендо. Она как флаг, как знамя театра, его кредо. Проявленное и в музыке, и в работе художника Кузнецова. Остроумно решенное оформление - это первое, что вовлекает нас в стихию пьесы, едва занавес поднялся. Особенно хорош задний план - старые, тесно сгрудившиеся деревянные дома предместья. Художник словно перенес их с одной из иркутских улиц, из города, где учился в свое время автор пьесы. Но вампиловское и в другом. В точном осмыслении современного и студенческого, несколько бивуачного, уклада жизни, в первую очередь режиссером, а вслед за ним - художником и актерами.
  Прекрасный спектакль получился. Светлый, ритмичный, в хорошем темпе и вместе с тем - со вскрытием тех психологических глубин, не понимая которых драматургию Вампилова лучше не трогать.
  Думается, театр этой работой открывает новую интересную страницу в своей творческой биографии. Будем надеяться.
 

Л.Морозова.

Фото В.Козлова (Молодой коммунар 11.01.1975)



^ Наверх