Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

РусРегионИнформ

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

ТАТЬЯНА АХМАТОВА: СУДЬБА, ДОСТОЙНАЯ РОМАНА



Фото ТАТЬЯНА АХМАТОВА: СУДЬБА,  ДОСТОЙНАЯ РОМАНАИмя Татьяны Борисовны Ахматовой, возможно, знакомо тем, кто бывал в Тульском ТЮЗе в 40-х — 50-х годах. Всего шесть лет Татьяна Борисовна играла на сцене театра юного зрителя, но зрителям запомнились созданные ею образы, самый яркий из которых — Катерина из «Грозы» Островского. Сильная красивая женщина с трагическим мироощущением и драматической судьбой...

 

  В этом году Татьяне Борисовне Ахматовой исполнится 87 лет. Она живет одна, занимает небольшую комнатушку в коммунальной квартире. Ближайшие родственники — в Волгограде, так что помочь некому. Небольшой пенсии с трудом хватает на жизнь — и то только в том случае, если принесут вовремя. Существует еще женщина из службы социальной помощи — она покупает продукты и лекарства, немного помогает с домашним хозяйством,— Татьяна Борисовна давно и серьезно больна, из квартиры не выходит уже три года. «Зачем обо мне писать? Никаких особенных заслуг у меня нет. Просто я всегда любила театр и служила театру...»
  Любить театр и служить ему — это само по себе уже не просто. Прожить долгую трудную жизнь достойно — разве это не «заслуга»? Революции, войны, голод, репрессии — все, что для большинства из нас давно стало «историей»,— для этой мужественной стойкой женщины — страницы ее личной судьбы, оживающие в воспоминаниях...
  Татьяна Борисовна Ахматова принадлежит к старинному роду, первые упоминания о котором датированы концом 18 — началом 19 веков. Жили-были девушка из фамилии Д'Экле и молодой человек из фамилии Забаровских. Они поженились, родился сын. Началась война 1812 года. Забаровские бежали за границу и в суматохе потеряли ребенка. Его нашли крепостные графа Шереметьева, знаменитого мецената и любителя искусства. Мальчик рос, воспитывался, получил образование в доме графа и впоследствии носил фамилию Шереметьевский. Юношей влюбился в княжну Туманову, и так как родители не давали согласия на брак с безродным подкидышем, выкрал свою княжну и тайно с ней обвенчался. Граф Шереметьев не стал чинить препятствий молодым и принял их в свой дом.
  У Шереметьевского и Тумановой было четверо детей. Младшая, Мария, играла в театре при усадьбе Шереметьева. Граф заметил ее музыкальную одаренность и пригласил к ней в качестве педагога знаменитого Рубинштейна.
  Мария Шереметьевская концертировала, и как-то однажды на нее обратил внимание Леонид Ахматов — представитель старинной дворянской фамилии, полученной его предками в качестве награды от самого Ивана Грозного. В этом браке родилось трое детей. Один из них, Борис, окончил реальное училище, служил акцизным чиновником, а затем из любительского коллектива перешел работать в театр артистом.
  Его дочь, Татьяна Борисовна с детства любила театр, часто бывала на репетициях, за кулисами. Однако мечтала стать не актрисой, а певицей. Возможно, так бы и произошло, родись она в более спокойное и предсказуемое время...
  Татьяна Ахматова в 1927 году окончила школу-семилетку в Курске и сразу отправилась на биржу труда. В то время в семье никто не работал — отец болел, мать воспитывала младшего брата,— надо было думать о средствах к существованию. Занималась чем придется — мыла бутылки на уксусном производстве, работала на канатной фабрике, на крахмальном производстве. В 1930 году отправилась в Харьков на заработки, устроилась чернорабочей на тракторный завод. Времена были голодные. Люди искали работу не ради выплачиваемых им «копеек», а ради карточек, по которым можно было получить 250 граммов хлеба.
  Наступали холода. Нечего было надеть, негде было жить. Помог случай. Татьяна Борисовна нашла работу экспедитора на книжном складе. Ее зачислили в штат, дали оклад — 70 рублей в месяц, а также карточку — на 400 гр. хлеба, 300 гр. подушечек и 400 гр. маргарина. Удача по тем временам неслыханная. Татьяна Борисовна сняла в Харькове угол у старушки за 15 рублей, прописалась и впервые за все это время почувствовала себя человеком. Теперь можно было думать об осуществлении детской мечты. Прослушивание на вокальном отделении Харьковского музыкально-драматического института прошло успешно — Ахматовой пообещали зачислить на первый курс вне конкурса. Но получить музыкальное образование Татьяне Борисовне так и не удаль. В семье, к тому времени переехавшей в Белев (Тульской области), умер отец, и Татьяна Борисовна, оставив все, поехала на выручку. Здесь устроилась работать на железную дорогу.
  - Семье стало легче. Я была молода, здорова, счастлива. Как-то товарищи услышали, как я пою и «сосватали» в хор клуба при станции Белев. Потом на меня обратил внимание режиссер театрального коллектива. Я сама дочь актера, но не предполагала, что у меня есть сценические данные, да и вечная борьба за кусок хлеба как-то не оставляла возможности думать об этом.
  Татьяне Борисовне повезло с самого начала театральной деятельности — она попала в хорошие профессиональные руки. Руководитель коллектива Н. Г. Конякин, позже репрессированный за неосторожно рассказанный анекдот и погибший в лагерях, сказал Татьяне Борисовне после ее первого спектакля: «Ты обязательно будешь настоящей актрисой». Его слова сбылись, но только через четырнадцать лет.
  Война, эвакуация в Казахстан с больной матерью на руках, возвращение в Белев, работа по восстановлению разрушенного до неузнаваемости города. И все это время — мечты о театре и страстное желание играть. Пусть в маленьком драматическом кружке, собиравшемся в старом полуразваленном сарае, но играть обязательно. Татьяну Борисовну в эти годы приглашали на профессиональную сцену, и не раз, но она отказывалась. Чувствовала — еще рано, не готова.
  Тульский ТЮЗ стал первым профессиональным театром, на сцене которого Татьяна Борисовна попробовала свои силы. Это произошло в 1947 году. 37 лет — возраст для «начинающей» актрисы не самый удачный. Но яркий большой талант и огромное желание работать, как известно, способны обмануть даже время.
  Ролей было много — главных и эпизодических. Татьяна Борисовна помнит и любит всех своих героинь. Она убеждена, что актер обязан относиться с равным уважением и к ролям «с ниточкой», и к ролям «без ниточки» (на старом актерском сленге «ролью без ниточки» называлась второстепенная роль, текст которой умещался на одном листе бумаги). Ахматова не любит слово «играть». Она говорит — работать над образом, над спектаклем. Потому что для нее театр — это прежде всего черная каждодневная работа, требующая абсолютной самоотдачи. И необходимость каждым новым спектаклем доказывать свое право существовать на сцене. О трудоспособности Татьяны Борисовны ходили легенды. Ее не случайно считали мастером «вводов». Когда за несколько дней до премьеры заболевала исполнительница главной роли, то спасти положение могла только Ахматова с ее феноменальной способностью за две ночи выучить десятки страниц текста и практически без репетиций органично войти в ткань уже почти готового спектакля.
  После Тульского ТЮЗа был театр в Советской Гавани — маленьком военном городке на Дальнем Востоке, Кузнецк, еще шесть лет на Крайнем Севере, в Норильске. Что заставляло эту уже не слишком молодую женщину путешествовать по стране, каждый раз все обрывая и начиная заново? Вероятно, надежда наконец найти тот единственный театр, в котором она могла бы полностью реализовать свои возможности. Что ж, 60-е годы — это время идеалистов и романтиков.
  Точку в сценической карьере Татьяны Борисовны Ахматовой неожиданно и трагично поставил Норильск. Крайний Север с его суровым климатом все-таки мало пригоден для жизни. Ахматова серьезно заболела. Результат — инвалидность и уход со сцены. Навсегда.
  Дома у Татьяны Борисовны хранится большой альбом, когда-то любовно и с большим вкусом оформленный ее младшим братом. На страницах — фотографии в костюмах и гриме, пожелтевшие от времени театральные программки, вырезки из старых газетных рецензий. Вся жизнь в одном альбоме. Звучит жестоко, и все-таки это так. Для настоящего актера жизнь заканчивается с последним занавесом.
  И все-таки Татьяна Борисовна не жалуется — она была счастлива, потому что была нужна. Это к вопросу о «заслугах». Видимо, их степень все-таки определяется не количеством почетных грамот и регалий, а степенью твоей нужности делу или конкретным людям.
  Вот такая жизнь. Уместившаяся на пяти страницах печатного текста, она могла бы стать сюжетной основой большого увлекательного романа. С той только разницей, что все события, которые в нем были бы описаны,— не выдумка писателя, а правда — подчас суровая и горькая. Все давно уже прожито и пережито. И тем не менее Татьяна Борисовна постоянно мысленно возвращается на много лет назад, вспоминая сыгранные ею роли, анализируя причины своих ошибок и успехов.
  Татьяна Борисовна никогда не пользовалась косметикой и духами — признавала только естественность. Возможно, и поэтому, несмотря на свой весьма внушительный возраст и проблемы со здоровьем, она прекрасно выглядит — это обаятельная подтянутая женщина с глубоким взглядом и полной достоинства осанкой. Недавно прошел трогательный, овеянный юношеской романтикой праздник — Татьянин день. Это и ваш праздник, Татьяна Борисовна. От имени редакции и ТЮЗа, на днях отметившего свое 65-летие и где многие вас помнят и любят, — счастья вам, здоровья и долголетия.

И.Михайлова (Тула вечерняя 5/02/1996))



^ Наверх