Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

ТЕАТР ВЕЧНО ЮНЫХ ЗРИТЕЛЕЙ



Фото ТЕАТР ВЕЧНО ЮНЫХ ЗРИТЕЛЕЙВладимир Шинкарев, новый главный режиссер ТЮЗа, снял под конец сезона негласное табу на интервьюеров, согласившись слегка приподнять краешек занавеса, скрывающего творческую личность и ее не менее творческую режиссерскую кухню. Вы его, конечно, знаете — те из вас, кто часто посещал филармонию, худруком которой он был некоторое время, кто учился у него мастерству в училище культуры или видел великолепные, кисти Шинкарева, театрализованные праздники, посвященные Толстому, Тургеневу, Шукшину...

 

  В общем, можно еще добавить к тому, что сам он с Украины — там родился и служил в армии, получил образование в ГИТИСе на факультете музыкального театра по специальности «эстрада и массовые представления». Организовывать эстраду и массовые представления по распределению попал в Тулу, в филармонию. Получив из высоких инстанций предложение возглавить ТЮЗ, он сначала отказался, потом подумал и согласился. Что поделать, он козерог по гороскопу и привык начатое дело исполнять с высочайшей ответственностью.
  - А как здесь приняли вас?
  - А вы поставьте себя на их место. Новый человек, к тому же начальник. Не скажу, что меня здесь встретили с распростертыми объятиями, но я хочу сказать, что за прошедшие несколько месяцев я ощутил, что между мною и актерами есть стремление к взаимопониманию, а я очень признателен и директору театра и всему коллективу за тактичность и, может быть, даже терпение, с которыми ко мне относятся...
  - Первыми побуждениями было все сломать, оставить, как было, или тактика тихих перемен?
  - Сломать? Упаси Боже! Я пришел в театр со своей спецификой, своим лицом, своими традициями. Знаете, что больше всего меня здесь греет? В театре есть коллектив людей, во-первых, талантливых, но главное, готовых прийти друг другу на помощь. А я? Я не революционер по натуре, не тот человек, который провозглашает предвыборную программу.
  Я хочу, конечно, добиваться своей цели, но буду делать это не всеми возможными способами.
  - Давайте остановимся на специфике. С ТЮЗом всегда было сложно. То ли это театр для малышей, то ли для больших детей, а может быть, второй драмтеатр?
  - Давно уже замечено, что, когда ребенок становится большим ребенком — лет в 14—15, у  него как правило, возникает синдром ТЮЗа — четкая психологическая установка, что ТЮЗ — театр для малышей и он туда больше не пойдет. Как сломать этот психологический порог? Пока думаем, пробуем. По-моему, подросткам сейчас есть что смотреть в нашем театре. Конечно, в этом сезоне я попал как бы в щадящий режим — пришел, когда уже был спланирован репертуар, приглашены режиссеры. Так вот, о репертуаре — я несколько раз посмотрел «Кровавую мессу» и наблюдал весьма интересную картину. Зритель приходит — такой юный наш зритель, все уже повидавший, настроенный скептически, рассаживается нахально, и вот начинается спектакль, и я вижу, как тот же самый зритель трансформируется, и уже через некоторое время в зале — абсолютная тишина. Значит, проняло...
  - Ну, это классика...
  - Классика тоже может быть очень сухой, ведь обыкновенно классиков все учат в школе, но открывают для себя много позже...
  - Если уж мы заговорили о репертуаре для молодежи, здесь в ТЮЗе всегда жаловались на полнейший вакуум в современной молодежной драматургии. Режиссерам не в чем покопаться, нет современных пьес. В ТЮЗе, правда, в этом сезоне в спектакле «Убей Фишера...» достаточно ловко обошли конфликт, имевший место все-таки в пионерском лагере как минимум пять лет назад.
  - А что «Фишер», по-моему, здесь неплохо удалось выкопать тему, хотя, конечно, с пьесами сейчас действительно очень сложно. Знаете, после «Фишера» у нас в театре было обсуждение с учащимися лицея — нам задавали очень грамотные вопросы, это так радовало, значит, люди по этому поводу размышляют, значит театр исполняет свою главную функцию — быть искусством, требующим от зрителя всегда быть готовым к пониманию и восприятию происходящего. Нет, мы не драматический театр. Театр юного зрителя — этим все сказано. Театр для юных людей несмотря ни на какой возраст.
  Я люблю зрителей, способных увлекаться, склонных к авантюавантюре в хорошем смысле этого слова. Вот и труппа в театре юная, не по возрасту, по состоянию души, по хорошему куражу. И такой же зритель к нам приходит. Вот поставил у нас Вадим Кондратьев «Все как у святых...» Спектакль для взрослых? Да, для взрослых. Но если подросток захочет его понять, он поймет. Ведь если всех поголовно увлекает «Секрет тропиканки» — от бабушек до второклассников...
  - Трудно бороться с конкуренцией телевидения и видео?
  - Я бы не назвал это борьбой. Я всегда очень уважал телевидение. Но сравните — вы можете посмотреть ту самую «Тропиканку» утром, потом еще раз, вечером,— но ничего ровным счетом не изменится. В театре утренний спектакль отличается от вечернего несколькими часами прожитой жизни. Он уже другой, его играют уже другие люди, ставшие пусть на несколько часов старше, и те же самые реплики они произносят уже с другими чувствами и настроениями, они посылают залу совсем другие эмоции. Театр ведь это бесконечный процесс живой жизни. Каждый спектакль рождается сегодня и сегодня же умирает, чтобы завтра родился новый. Он и умрет только вместе с жизнью. А вы говорите, конкуренция...
  - Сейчас вы работаете над премьерой, должной стать последней в этом сезоне...
  - Да, это спектакль по пьесе нашего тульского молодого драматурга Веры Трофимовой «Мой Тристан». Театр делает собственную версию пьесы. Если рассматривать первый поверхностный план, то здесь все понятно — любовная история из далекого средневековья. Легендарные возлюбленные Тристан и Изольда такими, какими они видятся автору пьесы и театру. В общем, все довольно красиво, но если играть только это, то, по выражению юного зрителя, нечего было бы играть. Нам же хотелось сделать живой спектакль-размышление, главным образом, о человеческом выборе. Ведь у каждого, совсем как у добра молодца из сказки, три дороги — пойдешь налево, коня потеряешь и т. д. Я все-таки придерживаюсь убеждения, что не только всякий человеческий поступок имеет значение для всего окружающего, но даже сама мысль о нем уже материальна. Как сделать единственно правильный выбор? Вот об этом мы и размышляем в «Тристане».
  - Ваше образование как режиссера эстрадно-массовых представлений находит себе применение в нынешних постановках?
  - Безусловно, обязательно. Это будет спектакль непременно зрелищный, обязательно музыкальный — Верой Трофимовой написаны к нему зонги, актеры поют сами, поют вживую, много пластики.
  - Этот сезон вам запомнился...
  - Ощущением того, что у меня есть интересное дело, и ежедневным добыванием «единого слова» из многообразной «словесной руды» — крупиц того, что, мне кажется, необходимо и мне, и театру, и нам вместе. В общем, я ни о чем не жалею.
  - В новом сезоне вы собираетесь...
  - Работать, работать и работать.

Елена Корнилкова (Тула вечерняя 21/05/1996)



^ Наверх