Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

В ТЮЗе УЧАТСЯ КОЛДОВАТЬ...



Фото В ТЮЗе УЧАТСЯ КОЛДОВАТЬ...24-25 февраля в Театре юного зрителя состоялась премьера спектакля «Все как у святых, только наоборот», поставленного по пьесе американского драматурга Джона ван Друтена «Книга, свеча и колокол».

 

  ЭТОТ спектакль нехарактерен для ТЮЗа. Во-первых, необычен, выбор пьесы, рассчитанной на взрослого зрителя: это бродвейский «шлягер», написанный в 1950 г., тогда же поставленный и с успехом шедший несколько сезонов.
  Во-вторых, спектакль поставил совсем уж не тюзовский режиссер Вадим Кондратьев, 10 лет назад бывший главным режиссером нашего драматического театра, «тульский хулиган и романтик», как он сам себя аттестует. Режиссер, несомненно, с большой человеческой и профессиональной культурой, много ставящий как в московских, так и в провинциальных театрах.
  И тем не менее подобная премьера ТЮЗу была просто необходима. Актеры устали от детских спектаклей, от тюзовской, несколько инфантильной, манеры игры. Устали от «облегченной» драматургии, от давно наработанных и порядком приевшихся штампов.
  Театр ждал праздника, очень желал именно театрального события в своих стенах. И вот оно произошло.
  Пьеса была выбрана заведующей литературной частью театра Аленой Карцевой еще в начале сезона. Это счастливая находка: хорошо сделанная романтическая пьеса о любви, почти не ставившаяся в России, но известная многим профессионалам. Обладающая особой притягательной силой для режиссера — ценителя красоты, фантазера и мечтателя, а также для сильных, психологически точных, с большим воображением актеров.
  Пьеса — крепко сделанная, с массой реминисценций. Главная героиня — профессиональная ведьма, как и все ее родственники. Колдовской кот, заклятия на книге, свече и колоколе... В памяти немедленно всплывает «Мастер и Маргарита» Булгакова, и пьеса обретает такие русские корни, какие и не снились ее американскому автору.
  Но в отличие от Маргариты, которая из обыкновенной женщины становится к финалу ведьмой, героиня пьесы переживает противоположную трансформацию: влюбившись, она утрачивает свою демоническую природу. Трогательная «история одной любви», в которой колдовская сущность, связанная с профессией героини, оказывается лишь поводом к особой зрелищности пьесы и к созданию комических ситуаций. Добрая, трогательная комедия. «Ирония судьбы...» в американской транскрипции.
  Вадим Кондратьев, когда ТЮЗ предложил ему поставить эту пьесу, не смог отказаться. Хотя понимал, что сделать такой спектакль в ТЮЗе — дело нелегкое. Нужны герой и героиня, а сама специфика детского театра мешает превращению актеров из травести — в героев.
  Согласившись на постановку, режиссер знал, что придется преодолевать целые напластования штампов в актерской игре, прорываться хотя бы к подобию психологической правды. Пожалуй, в этом и была главная сверхзадача спектакля.
  Но сразу стали ощущаться и другие подводные камни: в этой бродвейской пьесе нет уже привычной нам «чернухи» — только правда чувств при фантастическом сюжете и внешняя броская красота, даже некоторая декоративность, позволяющие сделать в театре феерически красивый, зрелищный спектакль.
Фото В ТЮЗе УЧАТСЯ КОЛДОВАТЬ...    Что же получилось на сцене нашего ТЮЗа?
  Премьеру ждали, в нее верили, как в талисман, приносящий удачу. Ею жили не только актеры, занятые в спектакле, но и вся труппа. Ждали спектакля и цеха, и постановочная часть. В короткий срок были смонтированы очень сложные декорации, сумели даже кое-что переделать в оборудовании сцены (освещение, например). Вадим Кондратьев сумел разбудить творческие силы труппы, заставил очнуться от оцепенения, в которое погрузились люди, бредущие по накатанной колее.
  Режиссер, понимая все сложности постановки, стремился сделать прежде всего зрелище, создать ауру радости. Поэтому нагрузка на актеров ложилась минимальная, колдовская сторона пьесы была сильно сокращена. Заклятия и бесовство заменены иллюзионистскими трюками и фокусами (их поставил артист Тульской филармонии, заслуженный артист России Анатолий Кириченко).
  Та же тема детской радости, удивления и восхищения любовью продолжена в декорациях Татьяны Матус. Дом главной героини Джилиан Холройд немного странен, но не пугающей колдовской странностью, а притягивающей, радостной. Ритуальные предметы немного смешны, равно как и заклятия, на которые способны члены этой ведьмовской семьи: наколдовать сильные весенние грозы, сломать врагу телефон, устроить нашествие моли...
  Бенгальские огни, светящаяся огнями елка, фокусы с пропадающими после колдовских ритуалов свечами, таинственные звуки музыки, особая подсветка сцены...
  И, наконец, настоящий кот — домашний кот исполнительницы главной роли Марины Федоровой — огромный и застенчивый.
  В предложенных условиях актрисе существовать легко. Вернее, естественно. И у нее все получается. Может быть, нет психологически сложного внутреннего рисунка роли, но зато есть броский и красивый внешний. Марина Федорова держится на сцене с изяществом и достоинством — словно прошла учебу на бродвейских подмостках.
  Очаровывает и Шеперд Гендерсон в исполнении Анатолия Кирьякова. Стараются исполнители второстепенных ролей: Лариса Кирьякова, играющая эксцентричную ведьму тетю Джилиан, Андрей Кондрашкин — вечно торопящийся, но успевающий все понимать в этой спешке Ники Холройд, Александр Вешников — Синди Редлич, писатель-популяризатор, раскрывающий тайны «колдовства вокруг нас».
  Актерам доставляет удовольствие существовать в пьесе: яркие, смешные диалоги, меткие, неожиданные характеристики, которые герои дают себе и окружающим. Возможно, в этом упоении праздником актеры чуть-чуть пережимают, они аффектированы несколько больше, чем надо. Берут внешним. Хотелось бы побольше внутреннего содержания — без него дальнейшие спектакли могут оказаться невозможны.
  Ну а пока можно констатировать только одно: премьера состоялась. И подарила и зрителям, и театру радость.

Светлана Левченко, фото Сергея Шмуня (Молодой коммунар 29/02/1996)



^ Наверх