Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Instagram

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

РусРегионИнформ

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

ВЛАДИМИР ШИНКАРЕВ: "Я ЗА СИСТЕМУ АКТЕРОВ-ЗВЕЗД"



Фото ВЛАДИМИР ШИНКАРЕВ: "Я ЗА СИСТЕМУ АКТЕРОВ-ЗВЕЗД"  Главный режиссер Тульского ТЮЗа Владимир Шинкарев, вступив в эту должность в прошлом сезоне, успел пока выпустить один спектакль — «Мой Тристан», которым и откроется 19 сентября новый театральный сезон.
  Сразу после назначения новый главреж давать интервью отказался, мотивируя тем, что сначала «надо войти в круг обязанностей». Теперь разговаривает с журналистами охотно, правда, чересчур лаконично отвечая на традиционный вопрос о творческих планах. В этом тоже своя позиция: не говорить вслух о том, чего еще нет, что может не получиться...

 

ИЗ ДОСЬЕ «МК»:
Шинкарев Владимир Степанович, по гороскопу Козерог, родился в 1954 году на Украине, в Донецкой области. Поступил в ГИТИС на факультет музыкального театра, отделение эстрадных и массовых представлений. Свою дипломную работу «Твои лауреаты, комсомол» делал в концертном зале «Россия». По окончании ГИТИСа был распределен в Тульскую областную филармонию, где работал режиссером, а потом художественным руководителем. Преподавал в училище культуры, где выпустил 2 курса. Известен как режиссер массовых праздников на Бежином лугу (в день рождения И.Тургенева) и на Калиновом лугу (в день рождения Л.Толстого). С ноября 1995 г.— в ТЮЗе.

 

  - ВАШЕ САМОЧУВСТВИЕ в новой должности?
  - Бодрое и оптимистическое. Во-первых, я такой по натуре. Во-вторых, радует труппа. Спектакль «Мой Тристан» — лучшее тому подтверждение.
В конце прошлого сезона я беседовал с каждым актером отдельно: что тот хотел бы сделать в театре, мечтает сыграть. И выяснилось, вернее, подтвердилось еще раз, что все члены труппы — люди неординарные, думающие в первую очередь о творчестве.
  - И о каких же ролях мечтают актеры нашего ТЮЗа?
  - О классике, многие — о шекспировской драматургии. Один актер предложил поставить «Калигулу»  А.Камю. Может, и осилим.
  Сейчас наша главная беда — неблагоприятное финансовое положение. Технически театр оснащен ужасно. Конечно, это не главное, можно просто коврик расстелить — и играть... И все-таки времена изменились: публику, детей особенно, привлекают всяческие спецэффекты, технические прибамбасы. Конечно, мы не собираемся конкурировать с видео, ставить ужасники или эротические триллеры. Но ведь театр лишен элементарного, каждый спектакль требует от технических служб титанических усилий и изобретательности. Насколько было бы проще, имей ТЮЗ надлежащее оснащение! Ну а заниматься нашими проблемами никто всерьез не хочет, спонсоров тоже нет.
Но мы не унываем: в этом году в театре откроется своя изостудия, будем учить детей таким профессиям, как театральный художник, бутафор. Стоить это будет недорого: около 40 тысяч в месяц. Заявления принимаем до 15 сентября.
  - Хотелось бы узнать о Вашем отношении к ТЮЗу как театру особой специфики. В прежние годы ТЮЗы слишком часто занимались морализаторством. Отсюда — стойко негативное отношение к ним у зрителей. Многие театры меняют сейчас свои названия. В частности, бывший у нас на гастролях в прошлом сезоне Орловский ТЮЗ — теперь «Свободное пространство». Что по этому поводу думаете Вы?
  - Мне бы очень хотелось, чтобы наш театр преодолел синдром ТЮЗа, чтобы спектакли у нас были и для детей и для взрослых — без всяких ограничений. Хотелось бы привлечь в театр нынешнее поколение юных, пережившее смену общественных идолов и идеалов. Уже сегодня некоторые спектакли могут быть интересны публике самого разного возраста: «Книга, свеча и колокол», «Кровавая месса», «Мой Тристан».
  - Но ведь это не значит, что ваш театр будет аналогом драматического...
  - Безусловно, мы не собираемся дублировать спектакли драматического театра. Единственное, к чему мы стремимся — иметь свое лицо, свой стиль, свой метод. Наши актеры умеют петь, чрезвычайно пластичны да вдобавок ко всему и талантливы. С ними можно создавать музыкально-драматические спектакли в духе Марка Захарова или Константина Райкина. Это не значит, что мы будем подражать корифеям жанра, просто их манера театрального действа, во-первых, сейчас наиболее интересна, во-вторых, очень нам близка. Ну а в-третьих, это — возможность противопоставить театральный музыкальный спектакль с элементами шоу и эстрадного зрелища современной эстраде, где звезду сейчас могут сделать из кого угодно: нет ни таланта, ни голоса, ни человеческого материала... И тем не менее вся эта низкопробность «раскручивается» и находит спрос.
  Я за систему актеров-звезд. Мне хочется, чтобы имена наших артистов знали. Чтобы у каждого был свой «звездный» спектакль, специально на него поставленный.
  - Вы сказали, что актеры ТЮЗа мечтают о классике. А что в ней Вам особенно близко?
  - Театр романтический и метафорический, где мечта обретает зримые формы. Только такой театр может быть праздником, способен нести людям добро.
  Именно такой театр я нашел у Шекспира. В современной же драматургии ничего адекватного своему восприятию искусства, близкого своим мыслям пока не нашел.
  Хочется ставить литературную классику — скажем, создать театральную версию одного из произведений Л.Толстого. Или сделать нечто вроде монтажа трех женских судеб: Наташи Ростовой, Анны Карениной, Катюши Масловой...
  - Что для Вас интереснее: замысел, процесс его реализации или конечный результат?
  - Интереснее всего процесс. Готовый спектакль — он как родившийся ребенок: я смотрел «Тристана» и чувствовал, как рвется пуповина, так долго связывавшая меня с ним, как уходит то время, когда я ни о чем, кроме спектакля, думать не мог.
  - Чем, по-вашему, театральное действо отличается от других искусств?
  - Сиюминутностью. Той Джульетты, которую актриса сыграла вчера вечером, уже не будет: ведь завтра актриса выйдет на сцену с иным настроением, и зал тоже будет вести себя по-иному, помогая или мешая ей.
  Мне бы хотелось, чтобы у актеров в моих спектаклях оставался момент импровизации, чтобы не было заученного текста и эффектных мизансцен, но всегда чувствовалась живая человеческая реакция.

Беседовала Светлана Левченко (Молодой Коммунар 11/09/1996)

--------------------------------------------------------------------------------------------------
 



^ Наверх