Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

ЖИЛА-БЫЛА ДЕВОЧКА...



Фото ЖИЛА-БЫЛА ДЕВОЧКА...которая любила сказки, мечтала о чудесах и надеялась увидеть их наяву. Так можно начать рассказ об актрисе Тульского театра юного зрителя Наталье Леоновой. Она совсем молода, работает в ТЮЗе всего три года, играет героинь и принцесс. Какая девчонка в детстве не видит себя принцессой!

 

  Раньше, когда никого не было дома, Наташа открывала дверцу платяного шкафа, ту, что с зеркалом,— словно распахивала окно в мир Зазеркалья — и заглядывала туда. В эту страну нужно было приходить непременно в длинном платье со шлейфом. Оно сооружалось из кусков материи, маминых юбок, потом накручивалась неимоверная прическа и — шляпа! Шляпы — это слабость женщины в любом возрасте. На шляпу непременно — розы, хоть из бумаги, воздушная вуаль из накидушек на подушки. А к платью сзади цеплялся шлейф из чего угодно, лишь бы подлиннее, чтобы потом идти так важно, а он сзади тянулся, тянулся... Наряженная таким образом маленькая принцесса подолгу всматривалась в глубину зеркала как Алиса в Страну чудес, мечтая попасть туда когда-нибудь.
  Алексин, где жила Наташа,— город маленький, театров там нет, и девочка долгое время не знала, что существует подобный мир перевоплощений. Когда пошла в школу, стала заниматься в танцевальном кружке, потом в театральном, при городском клубе. Но играть чаще всего приходилось мальчиков: мальчишки в этот кружок шли неохотно, а те, что были, подвизались на «мужских» ролях. Девочки были сплошь рослые, а Наташа — маленькая, худенькая, со стрижкой, вот и доставались ей детские роли. Когда закончили школу, руководитель кружка Татьяна Евгеньевна Юрлова на прощальном вечере подарила Наташе книгу с подписью: «За лучшее исполнение мужских ролей...»
  После школы, уже определившись в решении стать актрисой, Наташа тем не менее поступила в Тульский педагогический университет на факультет русского языка и литературы. Потому что так хотела мама: мечты мечтами, а жизнь есть жизнь, и в ней нужно иметь образование и профессию.
Но театр неотступно был рядом и в мечтах, и в жизни: в университете был литературный кружок «Зеленая лампа», который вела Татьяна Михайловна Макарова. Там царил мир поэзии, там учились читать стихи по-настоящему, вслушиваясь, вникая в них. Однажды ставили композицию по стихам Бориса Пастернака. Наташе досталось:
 

Снег идет, снег идет,
К белым звездочкам в тумане
Падают цветы герани
За оконный переплет...

 

  Она протягивала руки и словно ловила эти несуществующие снежинки, чувствовала, как они тают, касаясь пальцев. Постановщик композиции, режиссер ТЮЗа Виктор Шубников такой и запомнил эту девочку-первокурсницу. Потом в университете создался студенческий театр, куда будущая артистка, естественно, сразу стала ходить. Занятия вела актриса ТЮЗа Жанна Ефимовна Войцеховская, с ней Наташа и поделилась однажды своими мечтами. И в декабре 1993 года руководитель студенческого театра привела в театр юного зрителя свою ученицу, уже пятикурсницу Наталью Леонову: с 1 декабря ее взяли на работу по контракту. А через месяц в театре началась страдная пора, которая условно называется «елочками». И молодая актриса, получившая свою первую роль Снегурочки, водила с малышней хороводы в фойе. Волновалась ли она? Да, конечно, дебют есть дебют. Но с детьми у нее всегда контакт и взаимопонимание. Дома, в Алексине, уже учась в выпускном десятом классе, продолжала играть с соседскими девчонками. Звонок в дверь, мама открывает: «Наташа, к тебе подружки пришли!..» А на пороге стоят «подружки» лет шести с куклами наперевес. (Скажем по секрету: кукол и мягкие игрушки она любит до сих пор, но не в подражание Клаве Шиффер, а для души).
  «Боевое крещение» Снегурочки под елочкой прошло гладко: отыграла, как с горки съехала. Потом получила диплом в университете, а в ТЮЗе тем временем Виктор Шубников решил ставить «Оловянного солдатика» по сказкам Андерсена, сказкам из детства. О роли Балерины Наташа боялась и мечтать, только где-то в глубине души были надежда и больше желание. После того, как вывесили распределение ролей, она не поверила глазам: «Балерина — М. Жукова, Н. Леонова», от радости готова была затанцевать прямо в гримерной.
  Но на сцене танцы давались нелегко. Марина Жукова, репетировавшая с Натальей Леоновой в паре, была уже опытной актрисой, ей все давалось словно само собой. А Наташа не умела еще двигаться по сцене, боялась всего, боялась сделать лишний жест: ведь занятия в театральном кружке, театральной студии — это любительство, а здесь — профессиональный театр. Это пугало, сковывало. Режиссер терпел. Преодолевая «сопротивление материала», учил новую актрису владеть собой, своим голосом, буквально учил ее ходить. Актеры, занятые в спектакле, тоже помогали чем могли. Хотя нелегко работать с партнером, у которого нет ни школы, ни навыков — ничего, кроме желания играть, никто не роптал, наоборот — подбадривали. Что-то начало получаться, стал вырисовываться образ Балерины, и начались разногласия с режиссером по этому поводу. Наташе казалось, что ее героиня изначально должна быть положительной и воздушной, а Шубников объяснял: «Играть ее, такую безликую, тебе будет неинтересно». Объяснял терпеливо, пока сама не поняла. И сыграла — с большим удовольствием — вначале капризную, бездушную куклу из бумаги, в груди которой вдруг начинает биться сердце, оживает любовь, и она становится человеком.
  Потом Наташа «зажила» в сказке «Золушка», но не главной героиней, а мальчиком-пажом — опять мальчиком! Трогательный, чистый взгляд, взволнованный голос, паричок поверх роскошных кос — бескорыстный мальчик, произносящий всем известное: «Я не волшебник, я только учусь!»
  Наташе казалось, что она говорит о себе: каждый новый спектакль становился для нее уроком. Следующая роль, Евы-Лотты в «Калле-сыщике», стала вводной, и надо было быстренько, за несколько репетиций войти, вбежать в уже готовый спектакль. Это был уже совсем иной мир: не тот, что выстроен Андерсеном и Шварцем из тихой грусти, а веселый и шкодливый мир героев Астрид Линдгрен.
  А потом Владимир Шинкарёв взял к постановке «Моего Тристана», и опять у Натальи начались мечты, в которых даже себе не решалась признаться. Почему-то решила: шансов сыграть Изольду у нее нет. Но вывесили распределение и ...! Это была Роль! И тут пригодился университет, и знание литературы средневековья, и сразу все всплыло в памяти: и Жозе Бидье с его романом о Тристане и Изольде, и легенды о них. Пусть данная пьеса была написана современным автором, но для создания образа все это было необходимо. Роль была непростой: в Изольде происходит постоянная борьба, в ней сражаются долг и чувство. На сцене ТЮЗа Изольда умирает оттого, что сердце этого не выдерживает. И этот внутренний надрыв, эту боль Наташа смогла очень точно изобразить. В этом спектакле есть одна сцена, из-за которой неопытной еще актрисе пришлось попереживать: сцена любви Изольды и Тристана. Пластический рисунок ее прочерчен нежно и целомудренно, но играть надлежало в трико телесного цвета. И Наташа волновалась: спектакль для подростков, будет ли это ими правильно воспринято?
  Ей помогла музыка. Когда начинает звучать музыка из спектакля «Мой Тристан», актриса Леонова исчезает: есть Изольда, влюбленная и страдающая. Исчезает все: сцена, зрители, есть только корабль под белыми парусами, и волны вокруг, и чайки кричат. Солнце садится, и закат разливается, как кровь, а двое безумцев плывут навстречу счастью и гибели. Эти волшебные паруса возникают у Наташи в душе всякий раз, когда только начинают вешать декорации.
  А под Новый год был поставлен еще один спектакль о сказочной стране — «Министр Ее Величества». Принцесса Алина — Наталья Леонова ходит там по сцене в невероятном платье с кринолином и с ажурной короной в прическе: девочка Наташа смогла сделать шаг — и обрела свое Зазеркалье.

Марина Панфилова, фото Вячеслава Малахова (Тульские известия 27/03/1997)



^ Наверх